Михаил Кальницкий (mik_kiev) wrote,
Михаил Кальницкий
mik_kiev

длинный комментарий к короткой характеристике



Речь пойдет о характерных постройках поры конструктивизма в начале улицы Юрия Коцюбинского, вблизи обсерватории. Намедни был повод заняться подробностями их истории; кое-что, на мой взгляд, заслуживает внимания.


Недавно вышла в свет карта «Польські адреси Києва».



Одним из объектов карты стали «будинки гуртожитків польського педагогічного інституту», причем отмечено, что это лишь первая очередь проекта 1930-х годов, который не был реализован в полном объеме. И все. Разумеется, в объеме карты подробно изложить историю всех объектов невозможно. Расскажу про упомянутые общежития здесь, в ЖЖ.

Для начала привяжемся к месту. Мы находимся на стыке улиц Обсерваторной и Юрия Коцюбинского.

Немногим более ста лет назад Обсерваторная улица называлась Обсерваторным проулком, расположенная поблизости Гоголевская – Кадетским проулком, а улицы в честь увлекшегося революцией Юрия Коцюбинского, сына великого украинского писателя, еще и в проекте не было.


На плане 1890 года видим здесь просто один из киевских «яров» (оврагов) у подножия холма с университетской обсерваторией, известный как Обсерваторный яр. Об этом месте в свое время буквально писали, что «до начала 1880-х годов овраг служил для свалки сколотого льда и снега, а затем для мусора и навоза». Но в начале прошлого века яр засыпали, и в 1903 году был подготовлен проект прокладки новой улицы для соединения Гоголевской и Обсерваторной (она стала продолжением ул. Павловской и получила поначалу название Ново-Павловская). Городу было выгодно не только освоить запущенный уголок вблизи центральной части, но и распродать участки под застройку. Впрочем, желающих было не густо. Вплоть до самой революции на новой улице появились лишь единичные постройки.


Даже на плане 1925 года солидные здания видны только в левой части: выше – городская санитарная станция (теперь угол Некрасовской и Ю. Коцюбинского), ниже здание сложной формы в плане – Лютеранская больница (теперь старый корпус больницы водников). Остальная застройка – мелкота, или вообще пустой фронт.

А тем временем приблизительно в километре от этого места, близ Софийской площади, по адресу «Рыльский переулок, 10» действовало польское учебное заведение. Собственно говоря, дом этот был построен в 1910 году именно как учебное заведение, но отнюдь не польское. Изначально это была пара частных гимназий (мужская и женская), основанная священником Михаилом Стельмашенко. Он был ярым монархистом, гимназию свою завел для «истинно русских» учеников, а всяким инородцам места в ней не было. Между прочим, в младших классах этой гимназии учился будущий автор «Незнайки» Николай Носов, который вспоминал: «Фамилия владельца нашей гимназии была Стельмашенко, в силу чего учащихся этого учебного заведения называли стельмашенковцами, стельмашаковцами или же просто стельмашаками».


Здание гимназии сохранилось до сих пор по тому же адресу, хотя в 1990-е годы его несколько модернизировали для небезызвестного банка «Украина», который здесь находился.

После Февральской революции монархист Стельмашенко стушевался, и гимназия стала государственной 9-й мужской. А еще через некоторое время ее здание выкупила польская община. Центральная Рада как раз декларировала в УНР национально-персональную автономию для основных нацменьшинств, в том числе поляков, так что они без особых проблем разместили тут среднюю школу и Kolegium Uniwersyteckie.

Правда, гражданская война вкупе с возрождением Польши привела к изрядному «вымыванию» польского населения из Киева, особенно вследствие месячной оккупации города польской армией в 1920 году. Если в 1917 году в городе жили 42,8 тыс. поляков (9,1 % городского населения), то в 1923-м – только 12,1 тыс. (3,0 %). Уехали «на историческую родину», в частности, магнаты-землевладельцы, предприниматели, интеллигенция (и в ее числе архитектор Владислав Городецкий). Среди оставшихся преобладали поляки скромного достатка. Но новые, большевистские власти сочли возможным оставить учебное заведение в Рыльском переулке за ними. Его превратили в педагогический техникум на предмет воспроизводства в советском духе учителей для польского населения в глубинке Киевщины, Подолья, Волыни. Техникуму присвоили имя товарища Феликса Кона еще при его жизни, видать, за особые заслуги.


Товарищ Кон (на фото, ясное дело, справа), еврей родом из Варшавы, весной 1917-го прибыл в Россию из эмиграции, как и Ленин, в «опломбированном вагоне». Был активным политическим оппонентом Пилсудского. В 1919 году редактировал в Киеве газету польских коммунистов, позже (в начале 1920-х) состоял членом Киевского губкома партии и ВУЦИКа, в дальнейшем жил в Москве.

В педтехникуме имени Ф. Кона по данным на 1928 год было 174 ученика. О нем долго можно рассказывать, но вернемся на угол Обсерваторной и Ново-Павловской улицы (последнюю в 30-е годы сочли нужным переименовать в ул. Академика Павлова).

К началу 1934 года, когда Киев решили сделать столицей УССР вместо Харькова, польский техникум тоже повысил свой статус и стал институтом. Решено было его расширить и разместить в новых зданиях. Киевский филиал Укргражданпроектстроя разработал проект комплекса помещений Польского педагогического института.


Основной автор проекта – 35-летний Владимир Заболотный, будущий автор здания Верховной Рады и президент Академии архитектуры УССР, а в то время приверженец конструктивистских идей.
Его соавторами были Василий Дюмин, Борис Ведерников и О. Недопака.



В состав комплекса вошли обширный учебный корпус (на переднем плане) и два общежития в общей сложности на 500 мест (слева). Поскольку улица Ново-Павловская пролегала в бывшем яру, ее стороны имели заметный уклон к проезжей части.
Учебный корпус намеревались поднять на возвышение, с отступом от фронта улицы, а общежития поставить несколько ниже, по фронту. Между ними проект предусматривал вставку, в которой должен был находиться закрытый студенческий магазин-распределитель (дань времени!)



Строительство было намечено на 1934–1935 годы (на дальнейшую перспективу могла быть достроена вторая очередь общежитий). Собственно корпуса общежитий появились в срок. Может быть, они даже короткое время послужили студентам-полякам, учившимся еще в Рыльском переулке.



Архитектура лаконичная, формы крупно и уверенно прорисованы (с небольшим отклонением от проекта в части доведения лоджий до торцевого фасада). Заслуживают интереса и отдельные детали.



Обратите внимание на водосточную трубу, лихо пропущенную через все лоджии!

Возведение учебного корпуса тоже было начато.


(слева – второе общежитие).

Но… не окончено. Из всего проектированного обширного, Ш-образного в плане здания была сооружена только левая «ножка».



А оборвалось строительство, очевидно, потому, что Польский педагогический институт был упразднен. По свидетельству мемуариста Людвига Войславского, сына преподавательницы института Теофилии Войславской, это случилось осенью 1935-го.

Закрыли польский педагогический институт. Принимая такое решение, высокие инстанции хорошо все просчитали. В светлом будущем учителя для польских школ скорее всего не понадобятся. Созданный в 1925 году на Житомирщине Мархлевский польский национальный район был ликвидирован. Готовилось массовое насильственное переселение поляков из приграничных районов Украины в Казахстан и другие области. Но это была большая политика. А в масштабе нашей семьи мама осталась без работы…
(Войславский Л. К. Воспоминания из ушедшего столетия. – Харьков, 2002. – С.14).


Через два года мать была арестована, умерла от болезни по дороге в Сибирь. А сын, принудительно осиротевший, не один год провел в специальном детдоме…


Слева Теофилия Войславская, справа Людвиг Войславский.

Можно, пожалуй, добавить, что после убийства Кирова в декабре 1934-го и сопутствующей вспышки шпиономании на поляков сразу начали коситься как на потенциальных «агентов империализма». Уже тогда вызревала трагедия Катыни и Быковни.

Что же касается вновь построенных общежитий на улице Академика Павлова, то они не остались невостребованными. Вскорости их вместе со зданием по Рыльскому переулку, 10 передали в распоряжение Высшей партийной школы. А начатый учебный корпус кое-как доделали в готовом объеме и поселили в нем издательство «Радянська школа» (тепер «Освіта»). Достраивать до проектного вида его не стали. Уже после войны на месте, куда должен был продолжаться его фасад, появилось новое «сталинское» жилое здание, к которому ведет эффектная лестница.



Пока действовала ВПШ, общежития были до некоторой степени элитными. Но сегодня они заметно демократизировались.



В их помещениях, кроме жильцов, сейчас обитают разные общественные организации типа «Союз Чернобыль» или «Українське народне посольство». И едва ли на сотню обитателей этого колоритного комплекса в начале нынешней улицы Юрия Коцюбинского найдется хотя бы один знающий, откуда он взялся и для чего строился…

(с) Михаил Кальницкий

На закуску – гуглекарта, на которой четко видны два параллельных корпуса общежитий.

View Larger Map
Tags: архитектура, конструктивизм, поляки, старый Киев
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments