Михаил Кальницкий (mik_kiev) wrote,
Михаил Кальницкий
mik_kiev

Category:

Путеводитель по Верхнему городу, раздел 1, часть 2

(К ПЛАНУ ВЕРХНЕГО ГОРОДА)

Холм, на котором стоит церковь, назван Андреевской горой во имя святого апостола Андрея Первозванного. "Повесть временных лет" сохранила древнее предание о том, как апостол Андрей, странствуя по свету и проповедуя, оказался на берегу Днепра-Борисфена, заночевал у подножия прибрежной горы, а наутро обратился к сопровождавшим его ученикам: "Видите ли горы сии? На сих горах воcсияет благодать Божия, и град великий возникнет, и церкви многие воздвигнет Бог". И, благословив это место, апостол поставил на горе крест.


Апостол Андрей устанавливает крест. Миниатюра из Радзивилловской летописи.


Устойчивая традиция связывает воздвижение святым Андреем креста с местоположением Андреевской церкви. Именно здесь в 1215 году князь Мстислав Романович построил Воздвиженский храм – последнюю из известных по старинным источникам киевских церквей, возведенных до нашествия монголо-татар (она развалилась во времена послемонгольского упадка Киева). Был в древнем Киеве и монастырь с храмом во имя апостола Андрея. Эту женскую обитель основал в 1086 году сын Ярослава Мудрого, князь Всеволод, названный при крещении Андреем (мы встретим еще много примеров того, что киевские властители получали христианские имена наряду со славянскими). Одной из монахинь новой обители стала княжеская дочь Анна (Янка) Всеволодовна. Ей прочили в мужья византийского царевича Константина, но потом жениха силой постригли в монахи. Приняла постриг и Янка. Есть сведения, что она основала в монастыре школу, где девицы обучались грамоте, пению и рукоделию, – первое на Руси учебное заведение для женщин. Длительное время историки полагали само собою разумеющимся, что "Янчин монастырь" находился вблизи Андреевской горы, но археологические раскопки не подтвердили этого, и теперь принято считать, что обитель располагалась юго-восточнее, вблизи нынешней Михайловской площади.

А на горе, носящей имя апостола, лет триста назад стояла ветхая деревянная церквушка, которую потом разрушила буря; на ее месте одно время располагался крепостной бастион. Но вот в 1744 году Киев посетила императрица Елизавета Петровна. Она лично положила первый камень в основание будущего царского каменного храма на Андреевской горе. Ныне на золоченых картушах в лучковых фронтонах Андреевской церкви начертан вензель царицы. Первоначально здание проектировал известный зодчий Иоганн-Готфрид Шедель, но императрица поручила составить новый проект еще более известному архитектору – своему любимцу Бартоломео Растрелли.


Б. Растрелли.

Придворный обер-архитектор Растрелли (в Росии его называли Варфоломеем Варфоломеевичем) знаменит многочисленными постройками в стиле барокко – грандиозными дворцами и храмами в Петербурге, Петергофе, Царском Селе. Но скромная по размерам Андреевская церковь считается едва ли не самым гармоничным и живописным произведением в его наследии.


Андреевская церковь.

Храм, имеющий высоту 46 метров, увенчан пятью изящными главками. Одна из них завершает центральный купол с восемью люкарнами, остальные помещены на четырех стройных башенках. Эти башенки установлены на кирпичных выступах по углам здания – контрфорсах, усиливающих стены храма. Башенки и выступы обильно декорированы группами колонн. Здесь все настолько продумано, что конструктивные элементы не только не мешают художественному впечатлению, но кажутся неотъемлемой частью облика храма. Его пятиглавый силуэт вполне увязан с традициями русского и украинского церковного зодчества. Благодаря контрфорсам в план строения привнесен мотив Х-образного косого креста. Может быть, в данном случае это вызвано не только конструктивными, но и религиозными причинами. Ведь известно, что именно на косом кресте принял мученическую кончину святой апостол Андрей.

Архитектурные особенности Андреевской церкви тесно связаны с историей ее строительства. Поскольку Растрелли был неизменно занят постройками в столице, непосредственным руководителем работ по возведению храма стал опытный зодчий Иван Мичурин, прибывший из Москвы. Он успешно справился с задачей, несмотря на ряд трудностей. Очень много проблем возникло из-за подземных ключей в толще горы, которые грозили подмыть фундамент. Пришлось значительно углубить основание, и в результате храм оказался установленным на мощном цоколе в виде двухэтажного здания. Крыша этого здания является одновременно террасой около церкви. Она обнесена красивой оградой. На террасу ведет чугунная лестница; поднявшись по ней, можно войти в храм (если, конечно, он не закрыт на реставрацию, что в последнее время бывает весьма часто). Интерьеры, как и фасады, оформлены в стиле барокко. Великолепен резной золоченый трехъярусный иконостас с образами, над которыми трудились живописцы во главе со знаменитым Алексеем Антроповым. О достоинствах живописи можно судить хотя бы из того, что одну из работ Антропова в церкви ("Тайная вечеря") долгое время всерьез приписывали... Леонардо да Винчи.


Иконостас и подкупольное пространство Андреевской церкви.

Глядя на сегодняшнее роскошное убранство храма, трудно поверить, что были времена, когда церковь стояла заброшенной и неприглядной. Основательница ее, императрица Елизавета, собиралась лично заботиться о ее благолепии, поэтому храм не имел церковного прихода; по этой же причине нет колокольни, с которой бы созывали прихожан на богослужение. Но из-за проблем с фундаментами строительство затянулось настолько, что царица не дожила до его окончания. После ее смерти двор охладел к киевскому храму. В 1767 году церковь была, наконец, освящена, однако денег на ее содержание хронически не хватало. Время от времени удавалось изыскать средства на ремонты, которые постепенно изменили внешность храма, так что спустя два столетия он был уже не совсем таким, каким его задумывал автор. Но вот в 1963 году в Вене обнаружились подлинные чертежи Растрелли. Благодаря этой находке появилась возможность восстановить первоначальное убранство фасадов, что и было исполнено в ходе реставрации 1970-х годов. В настоящее время храм используется как музей, но в нем также происходят службы Украинской автокефальной православной церкви. В цокольном здании действуют духовная академия и семинария Украинской православной церкви – Киевский патриархат; на стене здания установили мемориальную доску в знак того, что здесь в 1942 году был удостоен епископского сана Мстислав (Скрипник), племянник Симона Петлюры, будущий лидер самостоятельной украинской конфессии.

Андреевская церковь прекрасна на близком расстоянии, однако еще удивительнее издалека, в панорамах с Подола или с левого берега Днепра. Тогда можно оценить не только достоинства архитектуры, но и живописность киевского рельефа, в который так органично вписался храм. Устремленная ввысь церковь словно бы не опирается на холм, а невесомо парит над ним. Прекрасные виды открываются и сверху вниз, с церковной террасы. Отсюда киевляне и приезжие неизменно любуются Подолом и днепровскими далями. Михаил Максимович, первый ректор Киевского университета, вспоминал, как в 1835 году стоял на этой площадке рядом с Гоголем. Обходя террасу, они увидели украинскую молодицу, засмотревшуюся на пейзаж. "Чого ты глядишь там, голубко", – спросил Николай Васильевич и с удовольствием услышал бесхитростный ответ: "Бо гарно дивиться".

Красота Андреевской церкви вдохновила на лирические стихотворения двух известных русских поэтов – Федора Тютчева и Алексея Апухтина. Любопытно, что оба они посвятили свои киевские произведения одному и тому же человеку: Андрею Николаевичу Муравьеву. Он жил напротив церкви, в доме по Андреевскому спуску, 38, где принимал упомянутых поэтов и других выдающихся гостей.


А. Муравьев.

Андрей Муравьев был некогда широко известен своими популярными очерками о христианских святынях, в том числе и о киевских. Благодаря его усилиям удалось собрать средства на один из восстановительных ремонтов Андреевской церкви. После смерти Муравьева (1874) его прах был погребен в цокольном здании Андреевского храма, в домовой Сергиевской церкви, им же обустроенной. У Андрея Николаевича есть заслуга и перед Андреевским спуском: он добился удаления отсюда вульгарных притонов, которые в свое время переполняли улицу.

Дом, в котором он жил, раньше принадлежал другой примечательной личности – курскому помещику, отставному гвардии поручику Александру Анненкову.


А. Анненков.

В Киев Анненкова выслали за жестокое обращение с крепостными. Здесь он решил (вероятно, во искупление грехов) финансировать строительство новой Десятинной церкви. Как нам уже известно, она была освящена в 1842 году. Местные власти искренне благодарили фундатора храма. И никто не знал, что "благодетель" во время строительных работ обнаружил богатейший клад древнерусских драгоценностей и тайно вывез из Киева на Полтавщину, где у него был хутор. Там он потихоньку переплавлял золотые украшения, не осознавая их значения для науки. Но один из его недоброжелателей пронюхал об этом и донес, что Анненков будто бы занимается подделкой денег. Незадачливый кладоискатель оказался в тюрьме, где и умер. Его имущество перешло к новым владельцам, которые тоже не разбирались в предметах старины. Произведения древних ювелиров разбазаривались и даже служили игрушками для детей. Много лет спустя археологи узнали об этом, но было уже поздно. Сейчас можно только догадываться, какие удивительные сокровища навсегда погибли для истории... А о здании по Андреевскому спуску, 38 еще известно, что некоторое время тут проживал у своего отчима-врача будущий писатель Михаил Булгаков и что в 1980 году, когда в Киеве проходил футбольный турнир XXII Олимпийских игр, в этом доме находился местный Олимпийский комитет, а в 1982-м – комитет по празднованию 1500-летия Киева.


Дом на Андреевском спуске, 38.

Андреевский спуск – старинный путь между Верхним городом и Подолом. Есть даже версия, что это одна из древнейших улиц города, соответствующая летописному Боричеву увозу. Несколько памятных мест можно отыскать тут, не спускаясь вниз.

Слева сразу бросается в глаза массивное кирпичное здание красного цвета с отделкой фасада в духе московских теремов. Оно было построено в 1900 году архитекторами Николаем Вишневским и Александром Хойнацким. Его и без того нарядный фасад первоначально завершался двумя пузатенькими башнями. Может быть, даже хорошо, что они не сохранились: на старых снимках эти аляповатые завершения неуместно торчат рядом со стройной Андреевской церковью...


Башни здания по Андреевскому спуску, 34. Фото начала ХХ в.

В начале нынешнего века жителями одной усадьбы по Андреевскому спуску, 34 оказались выдающийся украинский филолог Павел Житецкий и ярый черносотенец, автор украинофобских и антисемитских заметок в газете "Киевлянин" Анатолий Савенко. Здесь же была квартира известного ученого-востоковеда Тауфика Кезмы. Мемориальная доска на фасаде напоминает, что тут в 1960-х годах жил Григор (Григорий) Тютюнник – талантливый украинский прозаик. Его называли укороченным именем в отличие от старшего брата – тоже Григория и тоже писателя, автора романа "Вир" ("Водоворот"). В своих воспоминаниях Григор Тютюнник объяснил, что в 1920 году, когда родился брат, мать решила назвать его Георгием и поручила зарегистрировать новорожденного своему отцу. Тот, напившись на радостях, при регистрации забыл имя внука и бахнул наудачу: "Пиши Грицьком!" А мать была уверена, что ребенка записали как сказано, и в 1931-м назвала Григорием другого сына. Уже потом при оформлении в ЗАГСе какой-то справки стало известно, что в семье оказались два Григория... Тютюнник жил на Андреевском спуске в начале своего творческого пути, занимая с женой и детьми узенькую комнату над подъездом. Но зато из окна была видна Андреевская церковь. Ее видел, проснувшись на рассвете, и герой повести Григора Тютюнника "День мiй суботнiй". Впоследствии писатель переселился на Печерск, обзавелся там рабочим кабинетом, но у входа в этот кабинет висела фотография Андреевского храма.


Мемориальная доска в честь Григора Тютюнника.

К дому № 34 справа примыкает здание поменьше, с деревянными верхними этажами. В середине XIX века оно принадлежало польскому литератору и общественному деятелю Михалу Грабовскому, которого хорошо знал Тарас Шевченко и по его произведениям и лично. Напротив разбит небольшой сквер с ажурной металлической беседкой – одной из двух, устроенных в 1898 году благодаря давнему пожертвованию купца Василия Кокорева (подробнее об этом мы расскажем возле другой "кокоревской беседки" на Владимирской горке). В этом же сквере установлены несколько скульптур, в том числе эскизная статуя апостола Андрея работы Ивана Кавалеридзе. Место выбрано не случайно: сразу за сквером стоит желтое кирпичное здание, где когда-то проживал причт Андреевского храма и где в 1911 году поселился молодой ваятель Кавалеридзе на время работы над памятником княгине Ольге посреди Михайловской площади, в композицию которого входит и изображение св.Андрея. Много еще можно рассказать о памятных местах Андреевского спуска. Но лучше всего посетить два музея: мемориальный дом-музей Михаила Булгакова в знаменитом "доме Турбиных" № 13 и любовно собранный энтузиастами своего дела "Музей одной улицы" в здании № 2-б, экспозиция которого всецело посвящена истории этого популярнейшего киевского уголка.

Озелененная безымянная площадь перед Андреевской церковью, с небольшим каменным изваянием апостола Андрея в современной манере (1992), одновременно является концом Десятинной и началом Владимирской улиц. Обе они тоже связаны с пребыванием многих выдающихся людей. Сразу несколько мемориальных знаков мы видим на короткой Десятинной. Ближайший из них – на Десятинной, 14 – выполнен Иваном Кавалеридзе в виде барельефного портрета великого художника Михаила Врубеля.


Мемориальная доска в честь Михаила Врубеля.

В верхнем этаже этого красивого здания, из окон которого открывался восхитительный вид на днепровские дали, с 1886 по 1889 год находилась мастерская профессора живописи, пейзажиста Владимира Орловского. В 1886-87 годах мастерскую Орловского нанимал Врубель и был от нее, по свидетельству отца художника, в восторге; здесь он обдумывал образ Демона, занявший впоследствии ключевое место в его творчестве. Профили Демона и царицы Тамары намечены на гранитной доске рядом с барельефом Врубеля (между прочим, их иногда принимают за Гамлета и Офелию – героев неоконченной картины художника).

В 1999 году перед домом № 14 установлена своеобразная статуя – бронзовые фигуры Прони Серковой и Свирида Голохвастова, героев комедии Михаила Старицкого «За двумя зайцами». Скульптура (авторы В. Щур, В. Сивко) изобразила их в виде исполнителей ролей в экранизации пьесы – Маргариты Криницыной и Олега Борисова. Это изваяние почему-то пользуется огромным успехом среди киевских молодоженов.


Статуя Свирида и Прони.

На памятном знаке по Десятинной, 13 с изображением солдатского штыка значится имя жившего по этому адресу генерала Филиппа Жмаченко, Героя Советского Союза. В ноябре 1943-го его армия на Букринском плацдарме участвовала в освобождении Киева от фашистов, а в 1955-66 годах он возглавлял ДОСААФ – Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту Украины. В небольшом особняке по Десятинной, 11 жил видный ученый в области транспортной механики, академик Петр Супруненко, репрессированный в 1938-м как "враг народа"; здесь находится редакция ежемесячного журнала "Київ". Дом № 11 теперь снесен; на его месте начато коммерческое строительство.

Следующий особняк (Десятинная, 9), построенный архитектором Владимиром Николаевым лет сто назад в стилевой манере "нео-грек", отличается изяществом, прекрасным качеством отделки и служит истинным украшением улицы. Его первым владельцем был сахарозаводчик Василий Симиренко – знаменитый меценат украинской культуры, которого в кругу национальной "громады" с благодарностью называли "Великим Хорсом", сравнивая с древнеславянским богом Солнца. На фасаде дома недавно появилась мемориальная доска с его портретом (скульпторы Николай Билык и Виталий Сивко).


Мемориальная доска в честь Василия Симиренко.

В 1915 году Симиренко умер, а особняк, согласно его воле, перешел в собственность Украинского научного общества, которое впоследствии присоединилось к Академии наук Украины. Там находились Кабинет украинского искусства, Научно-исследовательская кафедра искусствоведения, Всеукраинский археологический комитет, ценные музейные коллекции. Позже, в начале фашистской оккупации Киева, в особняке проходили собрания Союза украинских писателей – сторонников независимости Украины. В феврале 1942-го гестапо разгромило Союз, а его лидеры погибли в Бабьем Яру, среди них известная поэтесса Елена Телига. Ныне на Десятинной, 9 размещена резиденция посла Великобритании.

Некоторые исторические здания тут не уцелели. Невосполнимой утратой стало уничтожение в 1930-х годах старинной Трехсвятительской церкви в начале улицы (подробнее об этом будет рассказано на третьем маршруте). Давным-давно снесен "дом Моньки близ Андреевской церкви", как назвал его по фамилии домовладельца видный украинский историк и литератор Николай Костомаров. Николай Иванович поселился там в начале 1847 года, дожидаясь венчания с любимой девушкой. Но дождался он ареста за причастность к обществу сторонников славянского единства имени Кирилла и Мефодия (это сочли преступным вольнодумством), длительных допросов в Петербурге, заключения в Петропавловской крепости и ссылки. На месте "дома Моньки" по Десятинной, 12 стояло более позднее кирпичное здание, которое тоже разобрали – уже в наше время. Ныне дом воссоздан под частный музей «Духовные сокровища Украины». Рядом был другой исторический памятник – двухэтажный дом, принадлежавший матери Анатолия Луначарского, где проходили школьные годы будущего советского наркома просвещения, а тогда гимназиста-троечника. Дом снесли в 1994 году и соорудили на его месте, по Десятинной, 10, шестиэтажный корпус для резиденции руководства страны.


Двор дома по Десятинной, 10.

Такой резиденцией некоторое время было соседнее здание по Десятинной, 8: киевляне помнят, что в нем жил компартийный лидер Украины Владимир Щербицкий.

Немало воспоминаний вызывает и начальный отрезок Владимирской улицы. В нарядном жилом доме на Владимирской, 4 в 1911 году родился Виктор Некрасов, будущий писатель-фронтовик, автор повести "В окопах Сталинграда" и увлекательных киевских очерков, полных искренней любви к своему городу. Несколькими годами раньше тут жил Марк Варшавский, киевский адвокат и одновременно автор популярных еврейских песен, близкий друг писателя Шолом-Алейхема. Здесь же у преподавательницы русской словесности Надежды Полуянской нередко бывали наши знаменитые земляки Александр Вертинский и Алла Тарасова. У здания по Владимирской, 6 своя история. На его фасаде видна небольшая табличка с надписью: "В этом доме жил Саша Авакян".


Табличка в честь Саши Авакяна.

Скромная мемориальная доска установлена не официальными органами, а теми, кто сохраняет память о романтичном и отзывчивом человеке, путешественнике и спелеологе, поэте и певце Александре Авагяне (Авакяне), трагически погибшем в 1988-м.


А. Авагян (Авакян).

На другой стороне улицы, по Владимирской, 7, был построен небольшой комплекс доходных домов. Там в 1910-11 годах жил Иван Нечуй-Левицкий – классик украинской прозы, ярко запечатлевший облик и быт старого Киева. Отсюда вечером на Покров он поспешил на обзорную площадку у Андреевской церкви, чтобы посмотреть на небывалый пожар в Подольской гавани. И сразу же рассказал о своих впечатлениях в очерке "Апокалiпсична картина в Києвi". Одно время на Владимирской, 7 размещалось частное коммерческое училище (теперь здесь полиграфический факультет Киевского политехнического института). В начале 1910-х годов Закон Божий в этом училище преподавал священник Василий Липковский, учителем русской словесности был Иван Огиенко. Впоследствии оба они стали митрополитами украинской автокефальной церкви. А преподаватель истории Дмитрий Дорошенко (в будущем – известный ученый) в 1918-м, при гетмане Скоропадском, оказался министром иностранных дел Украины.

Интересным образцом жилой архитектуры первой половины XIX века служит дом по Владимирской, 3. Двухэтажное здание (нижний этаж каменный, верхний деревянный) с деревянным мезонином, лаконично декорированное в духе классицизма, иногда называют "домом Трубецких".


Дом по Владимирской, 3.

Действительно, в 1867 году его приобрела Елизавета Трубецкая, представительница известного княжеского семейства, которое владело домом и примыкающим к нему участком вплоть до революции. В 1939 году на этом участке, слева от "дома Трубецких", выстроено здание нынешней средней школы № 25 (архитектор Николай Шехонин). Глядя на добротное пятиэтажное строение, оформленное под классику, трудно поверить, что его возводили с ураганной быстротой: в апреле только начинались земляные работы, а 1 сентября школьники уже сидели за партами. То был образец "стахановских темпов" в строительстве.


Здание школы № 25.

Усадьба Трубецких издавна привлекает пристальное внимание археологов. Здесь не раз проводились раскопки, выявившие множество драгоценностей, предметов быта, древних захоронений. Кстати, в "доме Трубецких" теперь размещен один из отделов Института археологии НАН Украины. Самые удивительные открытия сделаны тут сравнительно недавно. В 1975-76 годах археологи Ярослав Боровский и Петр Толочко нашли буквально под самым "домом Трубецких" остатки языческого капища X века и фундамент крупной каменной ротонды (внешний диаметр более 20 метров). По мнению открывателей, ротонда была построена во второй половине XII столетия и использовалась князьями как зал для торжественных церемоний и приемов.

Еще одна археологическая сенсация последнего времени связана с подворьями по Владимирской, 7 и 9. В 1982 году здесь собирались строить дворовый спорткомплекс. Начались раскопки, продлившиеся до 1985 года, в ходе которых археологи Стефания Килиевич и Виктор Харламов обнаружили фундаменты церкви Феодоровского монастыря. Этот храм, согласно летописи, был в 1129 году основан киевским князем Мстиславом (христианское имя – Федор), сыном князя Владимира Мономаха и английской принцессы Гиды; сам он был женат на дочери шведского короля. В Феодоровском монастыре находилась фамильная усыпальница Мстиславичей. Обитель связана также с трагедией времен княжеских междоусобиц на Руси: здесь содержался в постриге князь Игорь Ольгович, потерпевший поражение в борьбе за киевский престол, отсюда же в 1147 году его извлекла мятежная толпа, чтобы предать смерти. Феодоровский храм был трехнефным с более поздней южной пристройкой, теперь контур его фундаментов приподнят над землей подобно Десятинной церкви.


Место Феодоровского храма.

Этот памятник древности можно увидеть, если войти в левую подворотню современного здания по Владимирской, 9 и пройти немного вперед. В доме № 9 жил известный мастер украинской исторической живописи Михаил Дерегус; ему посвящена громадная бронзовая мемориальная доска.

Лучшие архитекторы нынешнего столетия, проектируя новые здания в Верхнем городе, учитывали историческую уникальность этих мест. В ограждении балкона крупной постройки по Владимирской, 10 изображены профили славянских витязей со щитами, в декоративном убранстве фасада используются мотивы древнерусских и византийских орнаментов.


Изображение витязей в ограде балкона по Владимирской, 10.

Гражданский инженер Александр Кобелев возводил это красивое строение в 1910-11 годах для киевской конторы Дворянского и Крестьянского земельных банков – учреждения, которое регулировало спрос и предложение на землю и в свое время активно способствовало аграрной реформе Столыпина.


Здание Дворянского и Крестьянского банков. Фото 1910-х гг.

В советский период, когда тут разместили Центральный телеграф, над зданием был аккуратно надстроен четвертый этаж (1953). Рядом, по Владимирской, 12, на рубеже 1990-х – 2000-х годов было выстроено офисное здание в ультрасовременной манере (архитектор Сергей Бабушкин и др.)

Неподалеку, напротив аптеки, на проезжей части Владимирской улицы выложены красным кварцитом две параллельных полосы. Так отмечено местоположение главного въезда в город эпохи князя Владимира. В исторической литературе этот въезд обычно именуют Софийскими воротами.


Софийские ворота. Реконструкция Ю. Асеева.

Установлено, что Детинец был обнесен валом, перед воротами находился деревянный мост через ров. Очевидно, кроме Софийских, в тогдашней оборонительной системе имелись и другие ворота – в направлении нынешней Михайловской площади и к Подолу, но их точное место пока не выявлено. Территорию, ограниченную этими укреплениями и составляющую примерно 10 гектаров, принято называть "городом Владимира". Слово "город" здесь употребляется в его изначальном значении – жилое место, окруженное оборонительной оградой. Сын Владимира, Ярослав Мудрый, значительно расширил пределы стольного града, и защитные рубежи "города Ярослава" охватили вшестеро большее пространство, заключенное между нынешними Львовской площадью и площадью Независимости. А прежнее кольцо укреплений стало как бы цитаделью новой крепости. В 1240 году через Софийские ворота ворвались в пределы Детинца монгольские воины, поэтому ворота еще иногда называют Батыевыми. Во времена Владимира Святого за этими воротами уже заканчивался Киев. Тогдашний житель города, оказавшись за валами, видел перед собой обширное малозастроенное пространство – "поле вне града".

(Конец первого маршрута)


СТАРОКИЕВСКИЕ СКОМОРОШИНЫ

*****
В июле 1888 года киевляне готовились торжественно отметить 900-летие Крещения Руси. По этому случаю причт Десятинной церкви ходатайствовал перед городской думой о субсидии на благоустройство храма. Дума сочла эту просьбу заслуживающей уважения, поскольку Десятинная церковь своим названием и местоположением больше других соответствовала предстоящему празднику и должна была оказаться в центре торжества. От гласных (депутатов) думы поступили два предложения: выплатить субсидию в 500 или в 1000 рублей (в то время существенная материальная помощь). Но сторонники обеих сумм не хотели уступать друг другу. Голоса разделились, ни за одно из предложений не проголосовало необходимое большинство, и в конце концов Десятинная церковь... вообще ничего не получила.

*****
Внушительным зданием на улице Десятинной, 8 накануне революции владела семья местного сахарозаводчика Григория Балаховского. Его сын Даниил, между прочим, исполнял обязанности французского консульского агента в Киеве. Он был страстным меломаном и в свое время организовал в нашем городе концерт знаменитого композитора Александра Скрябина, с которым дружил. А в январе 1919-го в доме Балаховских поселилась вдова Скрябина с матерью, братом и тремя детьми. Вскоре в Киеве установилась советская власть. Комиссары очень заинтересовались большим и комфортабельным зданием. Его обитателям велели через 48 часов очистить помещение. И тогда жители дома организовали "Скрябинское общество", от имени которого направили телеграмму в Москву, председателю Совнаркома В.И.Ульянову-Ленину. Смысл телеграммы был такой: в то время, как в Москве воздвигается памятник великому композитору Скрябину, в Киеве советские органы выбрасывают на улицу его семью. Неизвестно, прочитал эту телеграмму вождь мирового пролетариата или нет, но обитателей дома оставили в покое.


(с) Михаил Кальницкий

ПЕРЕХОД К НАЧАЛУ КНИГИ.
ПЕРЕХОД КО ВТОРОМУ МАРШРУТУ.
Tags: путеводитель "Верхний город"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments