Михаил Кальницкий (mik_kiev) wrote,
Михаил Кальницкий
mik_kiev

Category:

Путеводитель по Верхнему городу, раздел 3, часть 1

Маршрут третий
ВО ИМЯ ПОКРОВИТЕЛЯ КИЕВА



(К ПЛАНУ ВЕРХНЕГО ГОРОДА)



Среди старинных строений, окружающих Софийскую площадь, одно пользуется особой известностью. В сталинские времена, когда Владимирская улица носила имя не крестителя Руси, а другого Владимира – писателя Короленко, о нем ходила мрачная шутка: "Дом на Короленко, 15 самый высокий в Киеве: из его окон Сибирь видна..." Этот адрес вполне созвучен московскому "Петровка, 38". Вот уже полтораста лет здесь размещаются служба правопорядка и суд. Кроме того, в дореволюционные годы там была цитадель местного бюрократизма – Присутственные места.


Присутственные места. С открытки конца XIX в.

Именно для Присутственных мест, где сосредоточивались губернские учреждения ("присутствия"), в 1854-57 годах был сооружен протяженный корпус "лицом" к Крещатику, вдоль специально образованного проезда к Михайловской площади. Новостройка оказалась по тем временам одной из крупнейших в городе. В ее возведении участвовали авторитетные зодчие: Иван Штром, Ксаверий Скаржинский, Михаил Иконников. Между тем архитектурный облик здания хоть и по-своему монументален, однако производит впечатление монотонной тяжеловесности, присущее строениям эпохи Николая I. Хорошо еще, что на площадь перед Софией выходит только его торец.



Но, говоря об этом сооружении, нельзя не оценить умеренность киевских бюрократов прошлого века. Вспомните, каких офисных площадей требует сегодня любое мало-мальски солидное госучреждение. А теперь еще раз взгляните на длинный фасад Присутственных мест и попытайтесь вообразить за ним целый список ведомств и служб (по данным на 1888 год). Во-первых, губернское правление, его общее присутствие и канцелярия. Губернский комитет общественного здравия. Губернская комиссия народного продовольствия. Губернское церковно-строительное присутствие. Губернская чертежная с губернским землемером. Далее, финансовые учреждения губернии: казенная палата, казначейство, податное присутствие (налоговая инспекция). И, наконец, по министерству юстиции: судебная палата, Окружной суд с залом заседаний, прокурорский надзор, консультация присяжных поверенных. А ведь надо еще учесть, что первоначально Присутственные места были пониже ростом: вдоль их фасада чередовались трехэтажные и двухэтажные объемы. Разумеется, со временем чиновникам стало тесно. Поэтому в 1900-м губернский архитектор Геннадий Антоновский надстроил двухэтажные секции до трех этажей, а в 1908-09 годах губернский инженер Владимир Бессмертный возвел над частью здания четвертый этаж. До сих пор Присутственные места не оставляют в покое: в конце 1980-х годов одну из двух трехэтажных секций сделали четырехэтажной, нарушив тем самым классицистическую симметрию строения.

Любопытно, что и здание на противоположной стороне Владимирской улицы, № 18/2 (угол Рыльского переулка), тоже "подрастало". Возведенное в середине прошлого века губернским архитектором Михаилом Иконниковым – строителем Присутственных мест – лично для себя, оно было сначала двухэтажным. В 1898 году Николай Иконников, сын умершего к том времени архитектора, надстроил третий этаж, но ему показалось мало, и буквально сразу же, весной 1900-го, он взялся за надстройку четвертого (по проекту Владимира Николаева). Отметим, что жадность не пошла впрок: в конце концов Иконников-младший разорился, а его недвижимость была продана с молотка... В ходе надстроек здание украсили башенками; тогда же на его углу появились две кариатиды в виде полуобнаженных женщин, настолько эротичных, что диву даешься, как они могли беспрепятственно возникнуть перед Святой Софией.



Этот дом вместе с Присутственными местами служит фоном на многочисленных старинных открытках с изображением памятника Богдану Хмельницкому, где поэтапно запечатлена вся эволюция обоих зданий.

Присутственные места занимают треугольный в плане квартал. Сначала у треугольника были только "основание" (корпус Присутственных мест) и "вершина", соответствующая углу Владимирской и Большой Житомирской улиц. С 1850-х годов этот угол фиксировался каланчой Старокиевской пожарной команды.


Старокиевская каланча. С открытки начала ХХ в.

Каланча с помещениями для пожарных обозов и персонала была частью здания (построенного Михаилом Иконниковым), в котором находился также Старокиевский полицейский участок. Она и сейчас возвышается на прежнем месте, только неуклюжей деревянной надстройки раньше не было. Своеобразная мачта на самом верху – важнейшая деталь каланчи. Задолго до изобретения телефона дозорный, дежуривший на вышке, в случае пожара вывешивал на этой мачте специальные прицепные шары либо кресты (по ночам вместо них использовались фонари разных цветов). Для каждой части города была придумана особая комбинация шаров и крестов. И если где-то показывался подозрительный дым, то с каланчи на каланчу передавался "код" соответствующего района и все пожарные команды города, не теряя времени, устремлялись в нужном направлении.


Нынешний вид каланчи.

В 1897-98 годах по соседству со Старокиевским полицейским участком, со стороны Большой Житомирской, муниципальный архитектор Александр Кривошеев выстроил особый корпус для городской полиции. В дальнейшем периметр треугольника полностью замкнулся. Послевоенные советские строители сумели добросовестно сымитировать архитектурный "почерк" времен Николая I. Разумеется, нынешние Присутственные места уже не так переполнены учреждениями. Региональное руководство давным-давно перебралось в новые помещения. А в огромном треугольнике между Владимирской и Большой Житомирской остались только милиция, пожарные и юристы.

По поводу же упомянутого адреса "Короленко, 15" стоит вспомнить, что Владимиру Галактионовичу Короленко доводилось бывать в этих стенах. Осенью 1913 года он присутствовал в Окружном суде на знаменитом "процессе Бейлиса". Менделя Бейлиса, еврейского обывателя с Лукьяновки, в самых мрачных традициях средневековой инквизиции обвинили в убийстве христианского мальчика с ритуальной целью. Весь Киев знал, что убитый подросток, Андрей Ющинский, водил знакомство с отпрысками отпетых уголовников, что лукьяновское ворье имело на него "зуб". Но царские власти из политических соображений организовали ритуальный процесс: в обществе росло опасное для монархии напряжение, и было очень желательно продемонстрировать, что во всех бедах виноваты евреи. Черносотенцы развернули бешеную антисемитскую пропаганду. Однако им противостояла вся передовая общественная мысль страны. Известнейшие политики, ученые и деятели культуры – русские, украинцы, поляки – выступали в поддержку Бейлиса. На суде его защищали лучшие адвокаты. А публицисты освещали события в прессе, и самые яркие очерки печатал Короленко в газете "Киевская мысль". Благородные усилия не пропали даром: суд присяжных внял многочисленным доказательствам невиновности Бейлиса и оправдал его.


Короленко на процессе Бейлиса. Рисунок В.Кадулина, 1913 г.

Кстати, напротив треугольного комплекса Присутственных мест, по Большой Житомирской, 4 жил один из адвокатов Бейлиса в ходе следствия – Арнольд Марголин, сын крупного киевского предпринимателя. Позже, в годы гражданской войны, Арнольд Давидович оказался заметной фигурой во внешнеполитическом ведомстве Симона Петлюры, который поручил ему добиться от стран Антанты содействия независимой Украине и петлюровской Директории. Но у Антанты были другие приоритеты, так что усилия Марголина оказались тщетными, а сам он в Украину уже не вернулся... Этот же дом помнит и выдающегося украинского писателя Панаса Мирного (Афанасия Рудченко). Здесь была квартира его брата Луки, солидного чиновника из Присутственных мест, к которому Панас Мирный не раз приезжал из Полтавы. Сегодня в этом здании действует Библиотека искусств Шевченковского района, пользующаяся устойчивой популярностью среди любителей прекрасного благодаря регулярно проводимым вернисажам и творческим встречам. Левее, по Большой Житомирской, 6, фасад высокого красивого здания в стиле модерн отмечен мемориальной доской с изображением рояля.



В 1919-20 годах тут проживал Кирилл Стеценко – классик украинской музыки, композитор и хоровой дирижер, инициатор создания знаменитой капеллы "Думка". Здесь жила также писательница Зинаида Тулуб, автор исторических романов о прошлом Украины.

Если по одну сторону Владимирского проезда тянется фасадная стена Присутственных мест, за которой трудятся чиновники, то другая его сторона предназначена исключительно для отдыха. Еще на исходе XIX века незастроенная полоса земли была преобразована в "зеленую зону", так и называвшуюся – скверы у Присутственных мест. Здесь поставили скамейки, установили небольшой фонтан.


Скверы у Присутственных мест. С открытки начала ХХ в.

А в 1974 году при содействии заповедника "София Киевская" состоялась реконструкция скверов, превратившая их не только в место для прогулок, но и в историческую выставку под открытым небом. Теперь тут в копиях представлены памятники древности из разных мест Украины. Каменный идол с лицами на все стороны света – так называемый "Световид" – был обнаружен в реке Збруч, под Гусятиным.


Копия «Световида».

Он напоминает о временах язычества, влияние которого порой сказывалось и в христианском искусстве. Это видно из деталей оформления древнего Борисоглебского собора в Чернигове, экспонируемых по соседству: резьба по камню изображает невиданных животных. Дальше стоит бронзовый лев-водолей из Переяслава-Хмельницкого, увеличенный по сравнению с изготовленным 800 лет назад оригиналом. Резные же плиты с искусным орнаментом копируют украшения Софии Киевской. Позади экспонатов оборудована детская площадка с крепостной стеной и бетонными чудовищами, с которыми готовы сразиться современные маленькие Муромцы и Котигорошки.

Череда археологических мотивов в скверах стала как бы скромным отголоском идеи, выдвинутой еще в 1911 году. Киевское отделение Императорского Русского Военно-исторического общества предложило тогда обустроить вдоль Софийской и Михайловской площади аллею статуй, отражающих многовековое прошлое Киева. В скульптурах должны были предстать прежде всего исторические личности: Олег Вещий и Владимир Красное Солнышко, Ярослав Мудрый и Нестор-летописец... Однако по "Историческому пути" (так собирались назвать аллею) успели сделать только первый шаг: посреди Михайловской площади появился памятник княгине Ольге в окружении апостола Андрея и святых Кирилла и Мефодия.


Памятник княгине Ольге. С открытки 1910-х гг.

Ранее тут собирались ставить памятник Тарасу Шевченко, но это вызывало у русских шовинистов неприкрытое раздражение. И вот на заседании городской думы киевский мэр Ипполит Дьяков сострил, что "кавалер" (Шевченко) должен уступить место "даме" (Ольге). Новый монумент создавался в большой спешке. За несколько месяцев провели два конкурса проектов. Победителем второго, решающего тура стал 24-летний скульптор Иван Кавалеридзе, вчерашний студент, подготовивший свой эскиз за четыре дня. Открытие памятника состоялось в сентябре 1911 года, причем статуи изготовили из бетона с мраморной крошкой. Формально считалось, что это как бы модель будущего монумента из более долговечных материалов. Но разрушилась она не от времени.

В 1919-м по решению советской администрации статую Ольги сбросили с пьедестала. Вместо нее поставили (все-таки!) бюст Шевченко из гипса, но ненадолго.


Бюст Шевченко на пьедестале от княгини Ольги. Фото 1919 г.

Еще через четыре года убрали Андрея, Кирилла и Мефодия, которых до этого прикрывали дощатым ограждением. Место памятника опустело.

Однако в 1995-96 годах при активной поддержке городских властей монумент был воссоздан и в мае 1996-го, в День Киева, торжественно открыт вновь. Композиция совершенно идентична прежней. В центре – Ольга, решительная властительница, первая в генеалогии Рюриковичей княгиня-христианка. Текст на постаменте ее статуи: "Си первая вниде в царство небесное от Руси, сию бо хвалят русские сыновья аки начальницу". Слева от нее апостол Андрей Первозванный высказывает уже известное нам пророчество о будущем величии Киева, запечатленное на пьедестале. Справа – святые братья-просветители Кирилл и Мефодий, которым славяне обязаны письменностью: сидящий Кирилл составляет азбуку, Мефодий стоя читает развернутый свиток. Внизу текст: "Двойца священная, светом богопознания нас озорившая". Удалось даже точно соблюсти размеры благодаря обнаруженным археологами остаткам первоначального изваяния Ольги. Разница лишь в том, что для воссозданных скульптур был привезен из Италии настоящий каррарский мрамор. И, кроме того, за монументом-1911 не было такой озелененной прогулочной площадки, как за монументом-1996. Могут спросить, какой смысл прогуливаться, глядя в спину памятнику? Смысл очень большой, ибо сзади укреплены накладные доски с перечнем всех причастных к воссозданию, в том числе многочисленных спонсоров. А в 1911-м оригинальный замысел памятника разработали и осуществили всего четверо: Иван Кавалеридзе; его помощник Петр Сниткин, выполнивший статую апостола; опытный ваятель Федор Балавенский (учитель Кавалеридзе), курировавший работы; архитектор Валериан Рыков.



За памятником княгине возвышается трехэтажное здание со строгим классическим фасадом. Построенное в 1858-61 годах зодчим Александром Беретти для аптекаря Ивана Эйсмана, оно в 1873-м было приобретено в собственность Киевским реальным училищем (в чем училищу материально помог тогдашний городской голова Павел Демидов-Сан-Донато – князь, миллионер, потомок уральских заводчиков Демидовых). Реальное училище – среднее учебное заведение, выпускники которого поступали в технические вузы. Здесь, в частности, воспитывались многие будущие архитекторы из тех, кто упоминался или будет упомянут на этих страницах: Павел Алешин, Евгений Ермаков, Александр Кривошеев, Ипполит Николаев (сын знаменитого Владимира Николаева и его преемник на посту муниципального архитектора), Николай Яскевич. Тут учился также Антон Страус – впоследствии горный инженер, изобретатель с мировым именем, сподвижник зодчего Владислава Городецкого на лучших его постройках. Любопытный случай приключился однажды с пятиклассником Реального училища Костей Крыжицким: вместо тетради с решениями задач по математике он случайно подал учителю альбомчик со своими рисунками. Математик одобрил способности мальчика и посоветовал ему развивать их. Он был прав: Константин Крыжицкий стал известным живописцем-пейзажистом. К слову, свое творческое образование он начал в частной "Рисовальной школе" Николая Мурашко – выдающегося художника и педагога, состоявшего также преподавателем чистописания и рисования в Реальном училище.

Однако молодой бородач, чей скульптурный портрет работы Александра Скобликова был в свое время помещен на фасаде в виде памятного знака, вошел в историю не на техническом и не на художественном поприще.


Памятный знак в честь Петра Запорожца (ныне снят).

Воспитанник училища Петр Запорожец стал в Петербурге членом "Союза борьбы за освобождение рабочего класса". Когда активистов "Союза" арестовала полиция, Запорожца приняли за лидера организации, чего он не отрицал. Ему и досталось больше всех: здоровый и крепкий мужчина, он кончил дни в Винницкой больнице для умалишенных. А ведь такая судьба могла выпасть не ему, а настоящему руководителю "Союза" – арестованному вместе с ним Владимиру Ульянову...


Фото членов «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», 1897 г. Запорожец – самый высокий, стоит чуть правее Ульянова.

В 1893-95 годах корпус Реального училища, нарушив симметрию, расширили вправо с устройством нового актового зала; в 1900-01 годах была сделана пристройка с тыла для гимнастического зала и училищной церкви во имя св.Александра Невского. Последние несколько лет эти обширные помещения на Большой Житомирской, 2 использует Детский музыкальный театр. В комплекс училища входил и двухэтажный жилой флигель для преподавателей, возведенный Александром Беретти слева по Большой Житомирской. Он, к сожалению, достоял только до 1980-х.


Бывшее Реальное училище (на момент съемки – школа № 6), слева виден флигель. Фото 1930 г.

Теперь на месте флигеля соорудили в ретро-формах административно-гостиничный комплекс «Интер-Континенталь» (архитектор Александр Свистунов); здание бывшего Реального училища надстроили мансардой по заказу его нового владельца – Дипломатической академии.


Дипломатическая академия Украины.

Еще одно бывшее учебное заведение выходит боковым фасадом на противоположную сторону Десятинной улицы. Дом по Десятинной, 4 был построен в 1883-85 годах Владимиром Николаевым для 2-го женского епархиального училища, готовившего преподавательниц приходских школ (верхний этаж надстроил Евгений Ермаков). Он не зря развернут фасадом во двор: тем самым был обеспечен проход к старинной церкви, находившейся в глубине этого участка.

Свыше тысячи лет назад в Киеве впервые появился деревянный храм Св.Василия Великого. Крестившись в Корсуне (Херсонесе), князь Владимир Святославич получил христианское имя Василий. По возвращении в Киев он сразу же выстроил деревянную церковь в честь своего святого. Согласно летописи, князь избрал для этого то самое место, на котором в языческие времена стоял идол Перуна, навсегда низвергнутый Владимиром. Спустя два столетия его прапраправнук Святослав Всеволодович (киевский князь из "Слова о полку Игореве") заменил деревянное строение каменным. Но после нашествия орды Батыя храм был разрушен. Уже в XVII столетии митрополит Петр Могила содействовал восстановлению церкви из руин. Правда, вскоре казацкие войны опять повредили ее, так что одно время в остатках церкви размещали хлебный склад. Однако к началу XVIII века она вновь приобрела достойный вид благодаря заботам генерального судьи войска запорожского Василия Кочубея, хорошо известного всем по пушкинской "Полтаве".


Трехсвятительская церковь. Фото конца XIX в.

Обновленный храм называли Трехсвятительским – во имя трех христианских святителей: Свв.Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. В 1904 году по фронту улицы академик архитектуры Владимир Николаев построил для церкви нарядную двухъярусную колокольню в "русском" стиле на средства местного купца Бориса Орлова, чей дом стоял тут же рядом (его сын Дмитрий Орлов был, как мы помним, первым владельцем "Замка Ричарда Львиное Сердце" на Андреевском спуске).


Колокольня Трехсвятительской церкви. Фото нач. ХХ в. Слева – корпус женского епархиального училища.

А потом киевские храмы подверглись новому "Батыеву нашествию". В 1929 году разобрали колокольню, в 1934-35 снесли Трехсвятительскую церковь.


Руины Трехсвятительской церкви. Фото 1930-х гг.

К этому времени тут предполагалось возвести совсем иное. Едва Киев в 1934-м стал столицей советской Украины, как поднялся вопрос о создании в городе грандиозного правительственного центра. Перебрав несколько вариантов расположения, остановились на пространстве Михайловской и Софийской (тогда соответственно Милицейской и Героев Перекопа) площадей. Были проведены четыре тура чрезвычайно представительных конкурсов с участием крупнейших архитекторов Союза. Они по-всякому варьировали идею устройства необозримого плац-парада от склона Михайловой горы до Софийской стены. Для руководства не имело значения, что обрекались на снос десятки старинных строений, что памятник Хмельницкому должен был основательно "подвинуться", дабы не мешать парадным шествиям. Одно время даже поговаривали о сносе Святой Софии (до чего, к счастью, не дошло).


Конкурсный проект правительственного комплекса в Киеве (вид со стороны Днепра). Вариант И.Фомина.

В конце концов был утвержден проект ленинградца Иосифа Лангбарда. Его композиция замыкалась двумя крупными симметричными зданиями: левое для ЦК КП(б)У, правое для Совнаркома Украины. Между ними предполагался проход на исполинскую лестницу к Днепру, над которой возносился 75-метровый монумент Ильича – лицом к реке, спиной к площади.

К 1938-му был готов первенец комплекса – корпус ЦК. И уже после этого стало очевидным, что градостроительное решение площади по меньшей мере сомнительно.


Бывшее здание ЦК КП(б)У на нынешней Михайловской пл. Фото 1950-х гг.

В особенности удручал вид на новостройку с Днепра – слишком тяжеловесно уселось на живописном склоне это серое здание. Тем не менее строительство должно было продолжиться, и помешала этому лишь политическая обстановка на Украине, где именно в тот период по воле Сталина сменилось все высшее руководство. Потом началась война, а после войны главные строительные усилия были приложены к реконструкции Крещатика. Дом Лангбарда так и остался единственным воплощением большевистской утопии в древней части Киева. Доныне он подавляет площадь своим бессмысленным и дорогостоящим величием. Особенно поражает могучая коринфская колоннада. Она не несет ровно никакой нагрузки, за исключением собственного антаблемента и аттика с государственной символикой. Длительное время здание служило помещением для партийных и комсомольских организаций. Ныне тут находится Министерство иностранных дел независимой Украины. Неподалеку от него в 1993-м был установлен памятник жертвам одного из самых страшных злодеяний тоталитарной эпохи – искусственного голода на Украине в 1932-33 годах. Долго эта трагедия замалчивалась, лишь в последнее время о голодоморе были написаны целые тома. А здесь, на Михайловской площади, где когда-то были служебные кабинеты виновников трагедии, теперь стоит скорбное изображение креста, высеченное в граните, и бронзовая фигура матери-Украины с младенцем (художник Василий Перевальский).



Давно отзвучало эхо "строительства века" в названии Михайловской площади, которую несколько десятилетий именовали то Правительственной, то Советской. Но нельзя забывать о понесенных тут в те годы потерях. Погибла Трехсвятительская церковь. Погиб Михайловский собор.

(c) Михаил Кальницкий

К ПРОДОЛЖЕНИЮ МАРШРУТА 3
Tags: путеводитель "Верхний город"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments