Михаил Кальницкий (mik_kiev) wrote,
Михаил Кальницкий
mik_kiev

Путеводитель по Верхнему городу, раздел 3, часть 2

...Более трехсот лет назад Иннокентий Гизель, архимандрит Киево-Печерской лавры, издал первый отечественный учебник истории под названием "Синопсис". Там приведено старинное предание об основании Михайловской обители. По Гизелю, фундатором монастыря еще в X столетии был Михаил, первый митрополит Киевский. Некогда здесь стоял один из языческих идолов, и митрополит созданием храма очистил это место от сатанинской скверны подобно тому, как его небесный покровитель – архистратиг Михаил – сокрушил сатану. Если верить преданию, то Михайловская обитель оказывается едва ли не древнейшей в Киеве. Но в летописях нет подтверждения ни этой легенды, ни даже исторической реальности самого митрополита Михаила.

Летописные статьи, впрочем, не отказывают Михайловскому монастырю в почтенной древности. В XI веке на этом месте уже существовал Дмитриевский монастырь, учрежденный киевским князем Изяславом Ярославичем (христианское имя – Дмитрий). А в июле 1108 года его сын Святополк (христианское имя – Михаил) начал строить в отцовском монастыре каменный Михайловский храм. Кровлю его купола позолотили, и новый собор, а потом и весь монастырь стал называться Михайловским Златоверхим.


Михайловский Златоверхий собор в ХII в. Южный фасад. Реконструкция Ю.Асеева.

Самого князя Святополка в 1113 году похоронили в западной части уже построенного собора.


Михайловский собор первоначально состоял из трех нефов, с южной стороны к нему была пристроена крещальня в виде миниатюрного храма. Все внутренние стены и столпы покрывала фресковая живопись. А в центральной части собора древние мастера выполнили замечательную мозаику; одним из ее авторов считают Алипия – знаменитого лаврского монаха-художника. Когда Михайловский собор был приговорен к сносу, часть росписей и мозаик сняли и "раздали по рукам": некоторые фрагменты попали в Москву и в Ленинград, а алтарную мозаичную композицию "Евхаристия" мы уже могли видеть на хорах Софийского собора.

Монголо-татарские захватчики разграбили, но не разрушили храм (куда больше пострадали на территории монастыря Дмитриевская и Петровская церкви, так и не возродившиеся). В последующие столетия собор не раз перестраивался. Одна из реконструкций едва не погубила его. В 1710-х годах к северу и к югу от древнего объема начали пристраивать высокие приделы, которые стали оседать и чуть не разорвали собор пополам. Храм еле спасли, для чего новые приделы пришлось подпереть наклонными конструкциями – аркбутанами.


Северные аркбутаны собора.

К середине XVIII века, после всех преобразований, собор стал семикупольным: центральная глава, окруженная четырьмя поменьше, перекрывала его древнюю часть, еще по одному куполу возвели над обоими новыми приделами, все они были позолочены. Южный придел, поглотивший древнюю крещальню, освятили во имя Св.Екатерины. Его название было дано, как утверждают старые источники, самим Петром I в знак признательности супруге Екатерине за ее энергичные действия по спасению царя от турецкого плена при бесславном Прутском походе. Обширный придел к северу от главного алтаря, за жертвенником, наименовали в честь Св.Варвары. Здесь была помещена святыня Михайловской обители – мощи великомученицы Варвары.

Святая Варвара, родившаяся в конце III века в семье богатого римского вельможи в ближневосточном городе Илиополе, просветилась христианским учением и открыто отреклась от язычества. Она не изменила христианской вере даже под жесточайшими пытками, которым ее подвергали наместник Илиополя и собственный отец, и была казнена. Память о ней чтит весь христианский мир; на знаменитой картина Рафаэля "Сикстинская мадонна" рядом с Богоматерью изображена Св.Варвара.


Рафаэль. Мадонна с Младенцем, Св.Варварой и Св.Сикстом. Дрезденская галерея.

По преданию, мощи великомученицы доставила в Киев дочь императора Алексия Комнина, византийская принцесса Варвара, вышедшая замуж за строителя Михайловского собора – князя Святополка. Но это предание не подтверждается документами: у Алексия Комнина не было дочери Варвары. Кроме того, есть сведения, что в 1200 году мощи еще находились в Константинополе. Скорее всего, реликвия была приобретена русичами у византийцев вскоре после разграбления Константинополя крестоносцами-латинянами в 1204-м. Во время татарского разорения мощи св.Варвары были сокрыты в Михайловском соборе под каменными ступенями лестницы, ведшей на хоры. В начале XVI века их поместили за клиросом у северной стены собора, а потом гробница великомученицы много лет стояла посреди Варваринского придела и привлекала в обитель тысячи и тысячи богомольцев. Теперь святые мощи находятся во Владимирском соборе.

От названия соборного придела было дано наименование протяженному зданию Варваринских монастырских келий, уцелевшему до наших дней севернее остатков собора. Оно построено в 1898–99 годах по проекту Евгения Ермакова.


Михайловская колокольня; справа – Варваринские кельи.

Сохранились и другие (Братские) кельи со стороны Трехсвятительской улицы, выстроенные в 1854–56 годах архитектором Киевской епархии Павлом Спарро.


Братские кельи.

К их зданию примыкала с севера трехъярусная колокольня с золоченым верхом. Это монументальное строение 49-метровой высоты возводили в 1716-19 годах. В панораме города Михайловская колокольня была созвучна Софийской, и линия между ними, продуманно зафиксированная фасадом Присутственных мест, являлась одной из важнейших градостроительных осей Киева.


Михайловский Златоверхий монастырь. Фото 1870-х гг.

В комплекс монастыря входили еще трапезная церковь св.Иоанна Богослова и настоятельские кельи с храмом св.Николая. Трапезная была выстроена в 1713 году, настоятельский корпус стоял к востоку от собора и сооружался в несколько очередей на протяжении 1855-93 годов.


Настоятельский корпус с церковью. Фото 1920-х гг.

В глубине подворья устроили "певческий флигель" – дом для питомцев обители, поющих в монастырском хоре, – который в 1894-м был перестроен Владимиром Николаевым и стал двухэтажным; он стоит и теперь (надстроен мансардой). В монастырском городке были дом "эконома" (управляющего хозяйством), больница, баня, училище, разнообразные хозяйственные строения. С южной стороны находился обширный гостиничный комплекс – "странноприимный двор".

В историю монастыря вошло немало примечательных личностей. Его игуменом являлся Иов Борецкий, выдающийся православный просветитель, впоследствии киевский митрополит, которого в 1631 году похоронили в Златоверхом соборе. Свыше ста лет назад настоятелем обители был епископ Порфирий Успенский – исследователь церковной старины и литератор. Это он доставил в Киев древневизантийские энкаустические (написанные восковыми красками) иконы, которыми теперь гордится Музей западного и восточного искусства. Монастырь посещали Николай Лесков, Лев Толстой, Тарас Шевченко. Между прочим, есть сведения, что именно на Михайловском подворье состоялось первое знакомство Григория Распутина с царской родней, открывшее ему путь в государевы дворцы.

В 1908 году обитель торжественно отметила 800-ю годовщину закладки собора. Однако с началом революции настали тяжкие испытания. То на подворье вторгался гайдамацкий курень, то красноармейцы размещали тут танковый отряд. В 1922 году власть большевиков упразднила монастырь. Постройки отдали под студенческие общежития, и на воротах появилась вывеска "Дома пролетарского студенчества". Но затем началась реализация проекта правительственного центра, и до конца 1937 года не стало ни собора, ни колокольни, ни настоятельской церкви.


Подготовка Михайловского Златоверхого собора к сносу. Фото 1930-х гг.

Чудом уцелела обезглавленная трапезная – должно быть, потому, что оставалась еще надобность в помещении столовой. Местные историки, архитекторы, археологи скрепя сердце смирились с разрушением святыни. Однако нашелся бесстрашный человек – профессор Николай Макаренко, отказавшийся подписать акт на снос собора. Этого ему не простили: смелый ученый погиб в новосибирской тюрьме.

Между тем предполагаемый корпус Совнаркома на месте монастыря так и не построили. А в последующие годы часть утраченного удалось вернуть. В 1976-81 годах по проекту Валентины Шевченко реставрировали трапезную, восстановив крышу с заломом и грушевидный купол в стиле украинского барокко. Над куполом вновь появился крест, что в "застойные" времена воспринималось как чудо. Сначала тут был музей керамики, но ныне трапезная используется как действующий храм Украинской православной церкви – Киевского патриархата.


Трапезная Михайловского монастыря.

Сегодня в полный голос заговорили о возрождении Златоверхого собора. (Напомним, что книга вышла в 1998 году). Ведь святой архистратиг Михаил вновь признан символом и покровителем столицы независимой Украины. Уже собраны разнообразные исторические материалы. Археологи под руководством Глеба Ивакина обследовали территорию монастыря. Тщательные поиски принесли несколько поистине сенсационных находок. Среди них – обнаруженная в марте 1997-го древняя шиферная плита с изображением святого всадника, одна из тех, которые ограждали некогда хоры Дмитриевского храма и которых прежде было обнаружено всего две (в том числе экспонируемая в Софийском соборе).


Шиферная плита, обнаруженная в 1997 г. (фрагмент).

Мастерская архитектора Юрия Лосицкого разработала программу воссоздания обители. Сделан даже первый шаг к ее реализации – в День Киева-97 закончили восстановление ранее уничтоженного западного фрагмента каменной ограды монастыря с Экономическими воротами. Название "Экономические" было дано им потому, что от них по обители пролегала "улочка" к корпусу монастырской экономии. Ворота вернулись на прежнее место, под углом к улице (в 1760-х годах, когда они были впервые сооружены, вдоль монастырской стены проходил крепостной вал и положение Экономических ворот отвечало излому этого вала).


Экономические ворота Михайловского монастыря.

Лепной декор живописного фронтона почти совпадает с первоначальным. Говорю "почти", потому что не велено было воссоздавать на воротах изображение двуглавого орла. Впрочем, место орла по праву занял архангел Михаил: архитекторы-реставраторы вычертили его облик по изображению архистратига, украшавшему фронтон Михайловского собора. В августе 1997 года на стене у Экономических ворот был установлен памятный знак в честь отважного профессора Макаренко (скульптор Юрий Багалика).



Одновременно со "сдачей в эксплуатацию" воссозданной ограды состоялось освящение начала восстановления собора; Президент Украины Леонид Кучма уложил в фундамент капсулу с памятным текстом. Быть может, теперь это благое дело ускорится. Городские власти уже объявили о намерении окончить все работы к 2000 году. В тот момент, когда готовится к печати этот путеводитель, уже реконструированы площадь и скверы, полным ходом ведется строительство собора, воссоздана колокольня и примыкающая к ней часть стены с росписями. А к нынешнему времени, как всем известно, вернулся на прежнее место и сам собор. Его интерьеры оформлены работами нынешних художников-реставраторов: центральная часть имитирует мозаики и фрески Древней Руси; в приделах живопись следует позднейшей барочной традиции. Воссозданы в прежнем виде резные иконостасы. Собор и монастырь переданы УПЦ – КП. В колокольне оборудованы музейная экспозиция и видовая площадка.

Не откажу себе в удовольствии привести кое-какие подробности из истории часов на Михайловской колокольне. Начну с того, что таких, как сейчас, циферблатов со стрелками там никогда не было. Были куранты с боем (подобно тому, как в Лавре). И восстанавливать их поначалу никто не собирался.



Воссозданная колокольня. Снято весной 1998 г. Часов нет и в помине.

Благодаря тому, что мне пришлось готовить исторические материалы для разработки программы воссоздания монастыря, попадались любопытные архивные дела. Одно из них было связано с ремонтом Михайловских курантов в начале XIX в. Вот я и написал об этом небольшую статью в «Киевские ведомости» (23.03.1998 г.):



В то время «Киевские ведомости» были главным рупором оппозиции против мэра Александра Омельченко (курировавшего воссоздание Михайловской обители). Он читал эту газету довольно внимательно. И вот буквально через несколько дней после выхода статьи о курантах звонит мне Юрий Лосицкий, главный архитектор проекта воссоздания. Полушутя, полувсерьез заявляет: «Ты бы думал, прежде чем писать!» – «А что?» – «Теперь требуют быстро включить в проект колокольни часы». Ну, и в том же году эти часы появились, причем были снабжены специальным электронным клавишно-колокольным устройством (карильоном), колокола которого ежечасно отбивают мелодии известнейших украинских музыкальных произведений. Конечно, исторические куранты не имели стрелок. Но, слегка перефразируя графа Монте-Кристо, разве заслуга родиться через 280 лет после строителей прежней колокольни, если не уметь их превзойти?

Любопытна судьба медного позолоченного рельефного изображения архистратига Михаила (XVIII в.), украшавшего главный фронтон собора. Оно чудом уцелело при сносе и попало в музей во Львове (теперь возвращено в Киев как музейный экспонат). Место оригинала на самом соборе заняла копия, изготовленная на пожертвование хорошо всем известных братьев-боксеров – Виталия и Владимира Кличко.



Копия изображения архистратига Михаила над фронтоном собора.

В ходе воссоздания монастыря около Варваринских келий раскопали остатки древнего строения – вероятно, надвратного храма. Теперь над археологическим памятником устроен навес. А рядом возведен нарядный киворий над источником для водосвятия.


Навес и киворий.

Каменная ограда окружала монастырские строения и с севера, в обход Варваринских келий. Здесь когда-то был переулочек, носивший название "Святополк-Михайловский".


Святополк-Михайловский переулок и трамвайные пути к фуникулеру. Фото начала ХХ в.

Оно напоминало о строителе Михайловского собора князе Святополке Изяславиче, вслед за отцом благоустраивавшем и укреплявшем эту часть Киева, которая представляла собою особый форт Верхнего города. Теперь историки именуют его "город Изяслава-Святополка". В прошлом он отделялся от Старокиевского плато оврагом-балкой с жутковатым названием "Чертово беремище". По одной из версий, именно вдоль этой балки выходил на склон горы летописный "увоз Боричев". Во всяком случае у подножия Михайловской возвышенности существует современная улица Боричев спуск. Но сейчас киевлянам нет нужды взбираться по крутому склону. С 1905 года они пользуются услугами "Михайловского подъема" – фуникулера.


Фуникулер. Фото 1920-х гг.

Это удобное транспортное средство с двумя движущимися вверх-вниз подвесными вагонами проектировалось и строилось на склоне горы под руководством инженера Артура Абрагамсона; железобетонные опорные конструкции разрабатывал инженер Николай Пятницкий, а станциям первоначальный вид придал архитектор Александр Барышников. Киевский фуникулер не раз реконструировали, но реконструкция изменила главным образом нижнюю станцию, а верхняя осталась на прежнем месте, хоть и с новым фасадом.


Первоначальный вид верхней станции фуникулера. Фото начала ХХ в.

К 90-летию фуникулера в зале верхней станции устроили диораму, где не вполне вразумительно соединили вчерашний и сегодняшний день Михайловского подъема. В постсоветское время из названия "Киевский фуникулер" естественным образом выпало дополнение "им. Андрея Иванова", присвоенное в 1920-х годах в честь видного киевского большевика-арсенальца.


Нынешний вид нижней станции фуникулера.

Линия подъемника изначально принадлежала Киевскому обществу городской железной дороги – проще говоря, трамвая. Пассажиры, не прерывая действия трамвайного билета, подъезжали к одной из станций фуникулера и потом продолжали свою поездку от другой. Ведь в прежние времена по Михайловской площади ходил трамвай – и не только тут, но и по Софийской площади, по Владимирской, по Большой Житомирской и даже по крутым улицам Маложитомирской и Михайловской. Для холмистого Киева он был незаменимым транспортом с того дня, как в 1892 году электрические вагоны впервые в Российской империи покатились по рельсам вдоль Владимирского спуска. Лишь в послевоенные годы трамвай окончательно вытеснили с улиц Верхнего города троллейбусы и автобусы.

От фуникулера вдоль склона горы можно пройти на верхнюю террасу парка "Владимирская горка", где среди зелени экспонируются своеобразные произведения современных киевских скульпторов. Другой вход в этот парк устроен за бывшей Михайловской монастырской гостиницей. Корпуса гостиницы полностью сохранились до нынешнего времени, некоторые неуклюже надстроены.


Михайловская гостиница. С открытки начала ХХ в.

Гостиница возводилась в несколько этапов, с 1857 до 1907 года. При ней имелась домовая церковь во имя Пресвятой Богородицы Смоленской. В самом крупном гостиничном корпусе по Трехсвятительской, 4 ныне находятся Институт государства и права, Институт философии, Институт украинской археографии и источниковедения, а на фасаде установлена бронзовая мемориальная доска с барельефом украинской писательницы Марко Вовчок (скульптор Галина Кальченко).



Текст доски гласит, что Марко Вовчок останавливалась в Михайловской гостинице в 1902 году. Но этого-то корпуса (построенного по проекту Евгения Ермакова в 1906-07 годах), тогда еще не было и в проекте, так что доску надо бы перевесить на более старую гостиничную постройку – например, на ту, где теперь Бюро технической инвентаризации, знакомое в городе любому обменщику жилплощади.


Гостиничный корпус 1880-х гг. (где ныне БТИ), архитектор В.Николаев.

Когда-то сразу за гостиницей стояла одна из трех водонапорных башен старинного киевского водопровода. А позади нее возвышалось необычное сооружение. Гражданский инженер Владимир Римский-Корсаков к началу 1902 года выстроил обширный деревянный павильон с каменным порталом для панорамы "Голгофа" – коммерческой затеи местного предпринимателя от искусства Ивана Замараева.


Павильон панорамы «Голгофа». Фото 1920-х гг.

Австрийские живописцы Кригер и Фрош создали колоссальное панорамное полотно длиной 93,8 и высотой 12,9 метров. Вместе с предметным планом, выполненным киевским декоратором Фабианским, оно создавало поразительную иллюзию реальности. Зрителям казалось, что они перенеслись в древний Иерусалим и воочию видят святую гору и три креста на ней. Не удивительно, что киевляне шли на "Голгофу" толпами. Билет сюда стоил полтинник, по понедельникам – рубль, школьникам делалась скидка. Время от времени "Голгофу" вывозили в другие города, наматывая полотно на огромную катушку. Вместо нее тут появлялись новые панорамы религиозного или батального содержания. После революции павильон с "Голгофой" использовали для атеистических лекций, а в 1934 году обветшалую постройку разобрали. О судьбе живописного полотна ходят различные пессимистические версии...

До середины XIX века киевляне не знали названия "Владимирская горка". Гору называли Михайловской – от одноименного монастыря, называли Александровской – от проходящего здесь Александровского (теперь Владимирского) спуска. Но вот власти затеяли радикальную реконструкцию спуска с благоустройством и укреплением горы. Тогда же возник замысел установить на ее средней террасе памятник князю Владимиру – крестителю Руси. Это был первый в Киеве скульптурный монумент. Его проект получил "высочайшее утверждение" Николая I.


Высочайше утвержденный проект статуи (за царя расписался граф Петр Клейнмихель), 1849 г. Из собрания РГИА, Санкт-Петербург.

Составлял проект знаменитый столичный скульптор Василий Демут-Малиновский, осуществлял его не менее знаменитый барон Петр Клодт, автор конных групп на Аничковом мосту через Фонтанку. Архитектором памятника был Александр Тон – старший брат Константина Тона, строителя Большого Кремлевского дворца и храма Христа Спасителя. Открывали монумент 28 сентября (10 октября) 1853 года, в один день с освящением переправы через Днепр по Цепному мосту, находившемуся на месте нынешнего моста метро.

Величественная статуя святого князя, с крестом в правой руке и княжеской шапкой в левой, стоит на кирпичном пьедестале с чугунной облицовкой, напоминающем часовню. На пьедестале помещен горельеф, изображающий сцену крещения киевлян. Здесь же выполнены рельефные регалии ордена святого Владимира (звезды и кресты), символы крещения "огнем и мечом" и герб Киева – архангел Михаил.


Памятник князю Владимиру. С открытки начала ХХ в. Подцветка тут искусственная, но и по другим тогдашним фото видно, что ровные поверхности чугунного пьедестала в свое время покрывали белой краской.

Памятник высотой 20,5 метров производил внушительное впечатление, особенно после того, как в июле 1895 года на средства филантропа Семена Могилевцева крест Владимира был освещен электрическими лампочками. Михаил Булгаков в "Белой гвардии" вспоминал "электрический белый крест в руках громаднейшего Владимира на Владимирской горке", который "сиял в черной гуще небес и холодно и спокойно царил над темными пологими далями". Кстати, в последнее время крест на памятнике вновь подсвечивают при помощи люминесцентных ламп.

Поначалу возле памятника еще не было ни скамеек, ни зелени; все это обустроили уже на исходе XIX столетия, когда сформировался уютный городской парк под названием "Владимирская горка". И вот в 1863-м известный московский предприниматель и меценат Василий Кокорев, побывав тут, восхитился пейзажем, но был удручен отсутствием беседки во время солнцепека. Он подарил городу на этот предмет тысячу рублей – по тем временам приличную сумму. Деньги с благодарностью приняли... и забыли о них. Только через 33 года сведения о подарке вновь обнаружились в муниципальных бумагах. Оказалось, что за это время благодаря банковским процентам дар более чем утроился. И местные власти при помощи варшавской фирмы "Гостынский и Ко" соорудили не одну, а сразу две металлических беседки, установленных в 1898 году: первую на укромном выступе Владимирской горки, вторую в сквере близ Андреевской церкви.


«Кокоревская» беседка на Владимирской горке.

Еще одна беседка стоит на верхней террасе парка. Много лет киевляне и гости города любовались отсюда великолепной панорамой памятника Владимиру на фоне широкого Днепра. Но теперь деревья, за которыми никто не следит, разрослись настолько, что фигуру князя разве что зимой можно разглядеть между голых ветвей. К нынешнему времени эти заросли проредили, но не слишком.



В день Святого Владимира 15 (28) июля террасы Владимирской горки служили местом сбора участников традиционного крестного хода к так называемой "колонне Магдебургского права" над Крещатицким источником возле набережной.


Торжества в день Св. Владимира. Фото 1888 г.

В 1888 году в этот июльский день тут проходил военный парад в честь 900-летия Крещения Руси. Во время парада вблизи Трехсвятительской улицы произошел печальный инцидент: генерал-губернатора Александра Дрентельна хватил удар, он свалился с коня и вскоре скончался. Ровно через год место события было отмечено гранитным обелиском (проект Владимира Николаева), который до наших дней не сохранился.


Обелиск в память А. Дрентельна. Фото 1890-х гг. Справа видна водонапорная башня.

Последнее торжественное богослужение на Владимирской горке происходило нынешним летом по случаю 1020-й годовщины Крещения Руси. Подробности ВОТ ЗДЕСЬ.


И другое мрачноватое воспоминание связано с Владимирской горкой: в декабре 1918-го петлюровцы расстреляли здесь нескольких большевиков. По этой причине улицу, по которой их вели на расстрел, назвали "Жертв Революции". Правда, после сталинских репрессий название стало звучать несколько двусмысленно, и его заменили на "Героев Революции". Теперь улице возвращено историческое наименование – Трехсвятительская. Мы видели, что Трехсвятительская церковь, от которой произошло это название, стояла на нынешней улице Десятинной. Но эта улица – тоже бывшая часть Трехсвятительской, "отрезанная" от нее при строительстве правительственного центра. Как видим, власти не церемонились ни с древними памятниками, ни со старинными именами. И лишь теперь пытаются вернуть из небытия и то, и другое.

(Конец третьего маршрута)

СТАРОКИЕВСКИЕ СКОМОРОШИНЫ

*****

Весной 1897 года киевское купечество собиралось построить на Владимирской горке коммерческое училище. Киевлян неприятно удивили и сам факт строительства в популярном месте отдыха, и меркантильный характер предполагаемого учреждения. Но городская дума дала согласие на отвод участка. Фельетонист газеты "Киевское слово", писавший под псевдонимом "Кремень", разочарованно констатировал: "Любят киевляне эту гору – истинную красу Киева, но пальцем о палец не ударят, чтобы как-нибудь оградить ее от бесцеремонных посягательств..."

И вдруг в редакцию посыпались письма. Писали старожилы и молодые киевляне, предприниматели и интеллигенция. Все они возражали против строительства на Владимирской горке, и их протесты печатались на страницах "Киевского слова". Учредители училища смутились. Вскоре они объявили, что отказываются от выделенного участка под предлогом недостаточной площади. А Кремень в очередном фельетоне написал: "Был момент, когда мне казалось, что печатные строки не в состоянии расплавить общественного равнодушия, но теперь я должен принести публичное покаяние".


(с) Михаил Кальницкий

ПЕРЕХОД К НАЧАЛУ КНИГИ.
ПЕРЕХОД К ЧЕТВЕРТОМУ МАРШРУТУ.
Tags: путеводитель "Верхний город"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments