Михаил Кальницкий (mik_kiev) wrote,
Михаил Кальницкий
mik_kiev

Category:

Улицы, проложенные только на карте

На старых киевских планах в районе между Лукьяновкой и Шулявкой можно увидеть несколько улиц, по поводу расположения и последующей судьбы которых встречаются различные невразумительные версии.



Взять, к примеру, этот план 1914 года. Наряду с хорошо известными улицами Большой Дорогожицкой (Мельникова), Провиантской (Гали Тимофеевой) или, скажем, Житомирской почтовой дорогой (Дегтеревской ул.) мы наблюдаем здесь (как и на других подобных планах) Ростиславскую, Изяславову, Тюремную улицы, Ильинский переулок, с которыми не так-то просто соотнести существующие улицы Киева. Естественно, это вызывает путаницу, подчас порождает ложные предположения. А главное, вопросы: когда же возникли загадочные улицы и каким образом бесследно исчезли?

Между тем есть основания утверждать, что целое «поколение» планов Киева конца XIX и начала ХХ в. применительно к этой местности не вполне отвечало реальной действительности. Иными словами, были показаны улицы, которые только собирались прокладывать, но на практике дело до этого не дошло.


История с этими несостоявшимися объектами восходит к 1860-м годам. В то время Киев уже активно осваивал местности за пределами исторического ядра, разрастались кварталы «Нового Строения» вблизи Лыбеди. Планировщики обратили свое внимание и на пустынную зону рядом с «предместьем Лукьяновкой». Лукьяновку решили уплотнить и расширить. В связи с этим наметили прокладку целой сети новых улиц. Когда в 1869 году царь Александр II утвердил «составленные киевским губернатором, совместно с статистическим комитетом, предположения о наименовании некоторых улиц и площадей в г. Киеве» (куда вошло ни много ни мало 97 пунктов), были заблаговременно «окрещены» и будущие трассы Лукьяновки. В «предположениях» 1869 года так и говорилось: «Здесь предположено образовать несколько кварталов под постройку домов, и проектированные улицы еще не имеют названий, а потому наименовываются по местностям, к которым они прилегают, или по городам и местечкам вблизи этой местности или по направлению чрез нее лежащим». Список новых названий включил 20 топонимов: улицы Бердичевская, Мало-Дорогожицкая, Мало-Юрковская, Овручская, Макаровская, Белогородская, Лагерная, Тюремная, Радомысльская, Коростышевская, Брусиловская, Ясногородская, Полевой переулок, Загородная Малая, Загородная Средняя, Загородная Большая, Дачная, Подгорная, Печенежская, Подлесная.

Прошли годы. Часть намеченных улиц (в основном, расположенных севернее нынешней Мельникова) были успешно проложены и застроены: Овручская, Мало-Дорогожицкая (часть Герцена), Макаровская (Пугачева), на Татарке – Печенежская, Подгорная... Но многие из них все еще не дождались своего срока.



Вот такую картину видим на плане 1880 года. К Старой Житомирской дороге (Дегтеревской ул.) прилегает тюрьма, обозначенная «49», дальше находился ипподром (впоследствии перенесенный), а предположенных новых улиц и кварталов не видать – одни яры да ручьи... Хотя на базовых планировочных документах, официально утвержденных в 1874 и уточненных в 1892 годах, кварталы эти были. Их даже нанесли в предполагаемой конфигурации на план конца 1890-х годов:



Соответствовала ли эта схема действительности? Вот что писала местная пресса тогда же, в конце 1890-х:

«Согласно Высочайше утвержденному плану Киева, в черте городской оседлости находится значительная местность, предназначенная под застройку, где в настоящее время нет еще ни одного жилого дома, так что означенная часть города существует только на плане, в натуре же представляет собою большую пустопорожнюю площадь. Местность эта расположена позади тюремного замка и соединяет между собой Лукьяновку с Шулявкою. Здесь со временем должны возникнуть и застроиться следующие улицы: Радомысльская, Коростышевская, Брусиловская, Ясногородская, Полевая, Белгородская, Макарьевская, Овручская, Бердичевская, Тюремная, Дачная, Загородная Большая, Загородная Средняя и Загородная Малая. Так как новая часть города будет застраиваться по заранее составленному плану, то все улицы будут широкие и прямые. Недостаток местности составляют овраги, которыми она изрезана в нескольких пунктах, но овраги эти далеко не так глубоки и велики, как овраги давно заселенной части Киева... Таким образом, Киев не может пожаловаться на отсутствие места под застройку и имеет полную возможность расширяться».

Иными словами, показанный выше план конца 1890-х в основном представлял собой наметку на будущее. (Упоминание здесь уже проложенных Овруцкой и Макаровской улиц означало лишь, что их намеревались продолжить за противоположную сторону нынешней Мельникова).

Однако к этому времени прежние градостроительные предположения уже не устраивали местные власти. Киев переживал строительный бум. Ожидалось, что лихорадка домостроительства захлестнет и Лукьяновку. Ввиду такой перспективы представлялось более выгодным для города сделать будущую уличную сеть плотнее, увеличить количество улиц и, соответственно, участков, которые муниципалитет намеревался распродать в частные руки. Так что городской землемер, надворный советник Иван Таиров получил задание составить откорректированный перспективный план. Что он и сделал в 1900 году.



На чертеже Таирова уплотнение коснулось места южнее нынешней Дегтеревской улицы и Лукьяновского тюремного замка (участок последнего обозначен на плане сверху). Улица Лагерная должна была стать магистральной, связав городские казармы возле Кадетского шоссе (ул. Черновола) с летними лагерями на Сырце. Между намеченными ранее Лагерной и Тюремной улицами Таиров засадил еще Изяславскую, а по диагонали провел широкую Ростиславскую улицу (назвав их в честь древних князей). Кроме того, он продлил до связи с Лагерной и Ростиславской мелкие кривые улочки старой Шулявки, образовав таким образом Шулявскую, Песчаную, Мефодиевскую, Мариинскую, Всеволодскую, Ханскую улицы, Ольгинский и Ханский переулки. Севернее Лагерной Таиров отменил Радомысльскую улицу, зато к западу от Коростышевской пустил кварталы погуще.

Правда, первым условием для того, чтобы эти предположения претворились в жизнь, было высочайшее утверждение изменения плана. Согласование с Петербургом тянулось не один месяц, однако к 1902 году оно было все же получено. И Иван Таиров поспешил нанести сеть будущих улиц на разработанный им в том же 1902-м «План города Киева со всеми землями, состоящими в ведении оного, по Киевской губернии»:



«Отцы города» надеялись изрядно пополнить за счет распродажи земли городскую кассу. Но... они запоздали с корректировкой плана. К этому времени строительный бум спал, сменившись кризисом. Японская война и революционные события 1905 года тоже не стимулировали деловую активность. Так что, если улочки у самой Шулявки еще как-то обрели реальные очертания, то севернее их покупать участки среди оврагов никто не торопился. А коли так, то и прокладкой магистралей там не занимались.

Между тем картографы, которые составляли свежие планы Киева, отталкивались от официальной основы, подготовленной Таировым. И, не мудрствуя лукаво, воспроизводили те же несуществующие улицы.

Для плана 1911 года с обозначениями-картинками, хорошо известного теперь любителям истории благодаря нескольким репринтам, это можно бы считать естественным.



На то он и назывался «Перспективным планом г. Киева».

Но для издания фирмы Кульженко 1913/14 года следовало бы все-таки свериться с натурой.



Ведь у него в титуле стояло: «План гор. Киева, составленный на основании новейших данных».

Реальные «новейшие данные» черпаем в прессе 1910-х годов, где опять-таки читаем: «На окраинных участках города, и прежде всего в Лукьяновском участке, имеется ряд улиц, хотя и нанесенных на план города и утвержденных Министерством внутренних дел, но совершенно неблагоустроенных и находящихся в хаотическом состоянии». Занявшаяся вплотную этим вопросом специальная городская комиссия во главе с мэром Ипполитом Дьяковым пыталась добиться хотя бы упорядочения Лагерной магистрали (в ту пору самой широкой из улиц Киева – свыше 50 м), но даже ее покамест удалось благоустроить только лишь на протяжении от Кадетского шоссе до Керосинной (Шолуденко).

Что собой представляла эта местность воочию, можем судить по аэрофотосъемке 1918 года:



(На самом переднем плане – нынешняя улица Мельникова; за ней посередине трамвайное депо и Лукьяновский тюремный замок, правее комплекс Дегтеревских благотворительных заведений, еще правее – казармы Луцкого пехотного полка. А за ними вплоть до Брест-Литовского шоссе и зоопарка – пустошь, которую пересекает перспективная линия Лагерной улицы).

Съемку эту осуществили немцы, которые оккупировали Украину в 1918 году. Они желали составить собственный план Киева, естественно, не копируя задумки Таирова. И на немецком плане местность показана куда более достоверно, чем на предыдущих отечественных.



Немногим отличается от этого состояния и подробнейший план 1925 года:



(Ориентиры: сверху справа темное обозначение – Лукьяновское трамвайное депо; в центре – точка схождения нынешних улиц Довнар-Запольского, Коперника, Маршала Рыбалко, Ванды Василевской).

Можно много еще рассуждать по поводу всей местности и отдельных объектов, но в основном, вроде бы, все ясно. Итак, в результате многолетних планировочных усилий наших предков только часть здешних улиц получила реальные очертания (скажем, Мариинская – Ванды Василевской, из Всеволодовской и Ханской «слепилась» Старокиевская, на основе Коростышевской образовалась ул. Довнар-Запольского и др.). Пунктирные наметки Ростиславской улицы остались теперь в виде улицы Коперника и Тбилисского переулка. Лагерная так и оборвалась посередине запланированной длины, оставшись как современная ул. Маршала Рыбалко. А такие улицы, как Тюремную или Изяславскую, незачем даже искать на натуре. Они и родились, и умерли исключительно на старых планах.

(с) Михаил Кальницкий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →