Михаил Кальницкий (mik_kiev) wrote,
Михаил Кальницкий
mik_kiev

Category:

Что за здание трещит на Почтовой площади

Как уже известно, нынешняя реконструкция Почтовой площади в стиле Sturm und Drang («буря и натиск») вызвала неприятные последствия для старейшего сооружения этого уголка Подола. В полуторасталетнем здании бывшей почтовой станции (от которого, собственно, площадь и получила свое название) появились изрядные трещины.



В этой теме уместно будет напомнить, когда и при каких обстоятельствах была сооружена при въезде на Подол станционная постройка. Должен сказать, что, несмотря на скромные размеры, в истории ее возведения есть довольно-таки замысловатые зигзаги.

Присмотримся к классицистическому фасаду станции. На нем выделяются полукруглые арки окон и дверей.



Между тем более тридцати назад этот дом выглядел иначе. И окна его были не полукруглыми, а прямоугольными. Причем именно прямоугольные проемы видны на всех, даже самых старых изображениях здания.


Фото начала ХХ в.

И все же бесспорно, что когда-то, на самой первой стадии своего возведения, станционный дом имел полукруглые окна. Это установили реставраторы, обнаружив в 1976 году под штукатуркой остатки первоначальных полуциркульных арок. Находка послужила основанием для проекта изменения фасадов, реализованного в 1982-м. Но при этом возникает резонный вопрос: когда же станция успела лишиться первоначальных проемов? Неужели здание, построенное в середине позапрошлого века, сразу после возведения взялись переделывать? Зачем?

Чтобы разобраться с этой загадкой, в свое время пришлось проработать ряд материалов в архивах Киева и Петербурга. И оказалось, что одноэтажная станция была самым настоящим долгостроем: от проектирования до ввода в действие прошло 13 лет!

Регулярная конно-почтовая связь в Киеве была заведена еще в XVII веке. Почтовую станцию размещали в различных районах Киева: в Старом городе, на Подоле, на Крещатике. Но вот в сентябре 1851 года император Николай I, в очередной раз наведавшись в наш город, лично указал: быть почтовому подворью на площади близ Набережного шоссе, которое как раз в то время прокладывали к строящемуся Цепному мосту. Слово императора – закон, и в 1852 году состоявший при X (Киевском) округе путей сообщения архитектор Сем... (подпись неразборчива) составил проект. По тогдашним правилам. его передали в Петербург на утверждение царю. Николай I в июне того же года согласовал размещение и планировку строений; «что же касается до фасада станционного дома, – писал Главноуправляющий путями сообщения и публичными зданиями граф Петр Клейнмихель, – то Его Величество повелеть соизволил фасаду дать лучший вид, менее монотонный».

В ведомстве графа Клейнмихеля имелся штат архитекторов, хорошо знавших вкус императора. Кто-то из них составил новый вариант фасада, более эффектный и выразительный. Его после утверждения царем прислали в Киев для исполнения.

Вот фрагмент этого проекта, переснятого мною в Питере в 1990-е годы (реставраторы почтовой станции, насколько известно, о нем не знали, восстановив первоначальный декор только по расчищенным остаткам).


Проект 1852 г. (фрагмент)

На полной версии чертежа изображены сразу три постройки. Главным строением в комплексе почтовой станции являлся «станционный дом 2-го разряда» (2-й разряд отличался от 1-го тем, что в последнем предусматривались «покои для лиц императорской фамилии», однако в Киеве цари пользовались другими помещениями). В доме, кроме конторы для отметки подорожных, устраивалась небольшая гостиница для проезжающих. Слева и справа проектировались одноэтажные флигели: правый – с комнатами для смотрителя и ямщиков, а в левом надлежало разместить «телеграфическую станцию».

1 сентября 1853 г. начались строительные работы. В течение года был подготовлен фундамент «телеграфического флигеля», началась кладка стен станционного дома. Но уже шла Крымская война, и император, не дожидаясь окончания строительства флигеля, приказал устроить телеграфную станцию в Никольском форте Печерской крепости (на Арсенальной пл.) Ввиду этого работы приостановились. Правление X округа путей сообщения представило на утверждение новый план, согласно которому «телеграфический флигель» превращался в собственное офисное помещение этого правления. Строительство возобновилось, площадь была заново спланирована, стены станционного дома возведены «вчерне» (без окончательной отделки) и перекрыты временной крышей. Для левого флигеля успели сделать только подвал. Однако в 1859 году окружное правление вновь пересмотрело назначение флигеля, решив, что «шумная и бойкая по проезду местность от городской и иногородной езды для присутственного места, требующего усидчивых занятий, совершенно неудобна». Поэтому правление X округа поставило вопрос о размещении во флигеле гостиницы (для нее, значит, «шумная и бойкая» местность подходила). А Главное управление путей сообщения и публичных зданий, запутавшись в инициативах, до достижения полной определенности прекратило финансирование работ.

Пауза затянулась до 1862 года. Наконец, инженер-поручик Михаил Бенземан составил новый проект станционных зданий, где левый флигель все же предназначался для окружного правления и был проектирован двухэтажным, как и правый. При этом прежняя композиция фасадов нарушалась. И зодчий счел возможным по новой архитектурной моде преобразовать уже готовые полукруглые окна недостроенного главного станционного дома в прямоугольные с прямыми сандриками, изменив и другие детали фасада. Вот откуда взялась загадочная метаморфоза проемов!


Проект 1862 г.

Тот же Бенземан закончил строительство почтовой станции. В 1864-м уже велась окраска крыши главного здания, и год спустя отделение почтовых дилижансов было переведено с Крещатика на Подол. А флигель для окружного правления, между прочим, так и не построили – не было денег. Место с готовым фундаментом и подвалом слева от станции продали частному лицу с условием, что за три года здесь будет сооружен дом с помешениями, которые правление X округа путей сообщения сможет арендовать для своих нужд. Так и было сделано. Справа же от станционного дома построили для служащих станции просто домик-«пятиоконку» по тогдашнему типовому проекту. В тылу почтового подворья находились склады, конюшни и сараи для дилижансов.


Изображение конца XIX в.

Застройка вокруг площади изменялась, вырастали новые строения, а почтовая усадьба сохраняла прежний вид. Разумеется, как жилье для проезжающих станция уже не применялась – вокруг было достаточно гостиниц.


С открытки начала XX в.

Но вот в 1912 году произошел пожар, уничтоживший деревянные сараи. В следующем году вместо них по проекту архитектора Владимира Бессмертного был построен новый кирпичный 2-этажный корпус для служб и гаражей (ведь в начале ХХ столетия уже появились моторные дилижансы).


Фото начала 1930-х гг.

Почтово-дилижансная связь функционировала до 1919 года. В советское время строения почтовой станции использовались для предприятий связи. Вход в станционный дом был организован со двора, первоначальная входная дверь преобразована в окно.


Фото начала 1970-х гг.

В 1970-х годах велось строительство станции метро «Почтовая площадь». В связи с этим строительством в 1975 году были разобраны все строения бывшего почтового подворья, кроме памятника архитектуры – станционного дома. А он был, как уже сказано, отреставрирован с изменением фасадов (архитектор Раиса Быкова и др.) и остался посреди площади как островок старины.



После реставрации в помещении станции размещались республиканское правление Всесоюзного общества филателистов, постоянно действующая филателистическая выставка, а также музейная экспозиция по истории почтовой связи в «комнате почтмейстера», созданная на основе собрания киевского коллекционера Александра Лазаренко. К сожалению, в связи с финансовыми проблемами экспозиция в 1993 году была ликвидирована, а коллекция передана в родной город собирателя – Нежин, где тоже сохранилась старая почтовая станция.


Музей «Почтовая станция» в Нежине

Позже, по случаю 500-летия Магдебургского права в Киеве, в доме на Почтовой площади устроили постоянную выставку, посвященную истории городского самоуправления.



Она действовала буквально до последних дней. Но вот недавно грянула реконструкция площади!



Строители разрыли грунт у самых стен почтовой станции. При этом явно не позаботились об укреплении откосов, не учли возможные последствия.







А результаты получились самые плачевные. Снаружи и внутри старинного здания появились кошмарные трещины. Экспозицию срочно отправляют во временное хранилище.









Можно, конечно, вспомнить, что до реставрации 1982 года оконные проемы были меньше, без арок. Но вряд ли реставраторы выламывали эти арки. Скорее всего, просто выбрали кирпичи, которым были частично заложены проемы согласно проекту Бенземана.

В Главном управлении охраны культурного наследия меня заверили, что старинный почтовый домик всенепременно будет реставрирован. Обещают привести его в порядок уже к следующему Дню Киева (конец мая 2013 года) и вернуть туда экспозицию. Как говорится, дай-то Бог!..

Но здесь нужно еще напомнить охранный статус бывшей почтовой станции.



Еще 24 августа 1963 года Совет Министров УССР признал ее памятником архитектуры (охранный номер 27). В настоящее время здание включено в Государственный реестр недвижимого наследия как памятник национального значения. Закон предусматривает соответствующие санкции за его повреждение.

Поскольку памятники национального значения подведомственны Департаменту культурного наследия и культурных ценностей Министерства культуры (директор Андрей Винграновский, заместитель Виктор Вечерский), то у чиновников Департамента есть возможность доказать, что они не зря получают зарплату. Грубое нарушение налицо, и Мннкульту следовало бы немедленно добиться принятия мер к виновным по всей строгости закона. Чтобы впредь строительным фирмам неповадно было уродовать наши памятники!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments