Михаил Кальницкий (mik_kiev) wrote,
Михаил Кальницкий
mik_kiev

Ученый пастырь из Софии Киевской



На днях исполнилось 200 лет со дня рождения о.Петра Лебединцева, просветителя и знатока киевской старины

Петра Гаврииловича Лебединцева можно смело назвать одним из достойнейших киевлян всех времен. Родился он в семье сельского священника на Киевщине 21 декабря 1819 года (по новому стилю – 2 января 1820-го). Ему довелось учиться в киевской семинарии, затем и в Духовной академии. Два года Лебединцев преподавал в Орле, но добился возвращения в родные края, потому что искренне любил Украину, – несмотря на то, что «малороссийские тенденции» вызывали сильное раздражение у властей. Добросовестный, настойчивый, мудрый пастырь достиг видного положения. С 1868 года он состоял священником Софии Киевской, был кафедральным протоиереем собора.

Немало сил отдал о.Петр Лебединцев просвещению простых украинцев: создавал сельские приходские школы, потом возглавил в Киеве женское училище, где из дочерей священников готовили учительниц для народа. Еще более значительный вклад он внес в изучение и пропаганду отечественной истории. Под его руководством начали выходить «Киевские епархиальные ведомости» – не просто хроника церковной жизни, а полноценный научный журнал, где публиковались разнообразные статьи о старинных храмах, монастырях, религиозных деятелях. Целый ряд исследований о.Петр посвятил киевским древностям – Софийскому собору, Лавре, Десятинной церкви, храму Спаса на Берестове, летописным местностям...


Титульный лист книги о Софийском соборе 1890 г., автор которой подписался П.П.Л. (протоиерей Петр Лебединцев)

Многие его публикации увидели свет на страницах знаменитого журнала «Киевская старина», у истоков которого стояли братья Петр и Феофан Лебединцевы.

Ученого пастыря не стало в 1896 году. Увы, семейный склеп Лебединцевых на горе Щекавице давно разрушен. Но без научных трудов Петра Лебединцева, без журналов, основанных при его участии, не обходится ни один мало-мальски грамотный киевовед. А его общественное служение связано со многими важными вехами истории нашего города.

Отцы пили – дети просвещались

Еще в довольно молодые годы, будучи приходским священником в местечке Белая Церковь, о.Петр взялся за организацию школы грамотности для крестьянских детей. Но он принципиально не хотел просить на это денег у владельца Белой Церкви графа Владислава Браницкого. Школу разместили в свободных комнатах квартиры самого Петра Гаврииловича (он безвременно стал вдовцом и жил один), часть необходимого имущества была приобретена на церковные средства. Мирская сходка в Белой Церкви горячо поддержала полезное начинание. Что касается денег на дальнейшее содержание этой и других школ, то крестьяне выразили готовность приплачивать по 20 копеек к каждому ведру водки, отпускаемой для них из питейной конторы. А пили они немало: предполагаемый школьный фонд должен был составить не менее 500 рублей в год. При этом не учитывалась водка, распиваемая в кабаках (на нее школьный сбор не распространялся). Так вредная привычка отцов помогла их детям обучаться грамоте: через несколько месяцев в Белой Церкви действовали уже 4 школы.

Ответственный за проводы Шевченко

В начале своей пастырской деятельности в Киеве о.Петр Лебединцев был определен в Успенский храм на Контрактовой площади (известный также как церковь Богородицы Пирогощей) и вскоре назначен благочинным (старшим священником) всех подольских церквей. В этой должности он состоял и в мае 1861 года, когда в Киев прибыл прах Кобзаря на пути к месту захоронения под Каневом. Траурная процессия, перейдя с левого берега Днепра, предполагала сделать остановку в Рождественской церкви на Подоле (ныне воссозданной на Почтовой площади). Но для этого требовалось разрешение властей. И о.Петр лично отправился хлопотать перед митрополитом и генерал-губернатором. Его просьбу уважили, однако с условием поддерживать надлежащий порядок и не допускать произнесения речей в церкви – под его личную ответственность. На следующий день сам о.Петр Лебединцев вместе с настоятелем церкви отслужил над гробом панихиду по покойному Тарасу.


Памятная доска на воссозданной Рождественской церкви

Крестный отец киевских улиц

Первый известный в киевской истории пример массового наименования улиц и площадей отмечен в 1869 году. Город к тому времени стремительно осваивал новые территории, и в названиях царила неразбериха. Для наведения порядка была созвана специальная комиссия во главе с вице-губернатором, в которую вошел и о.Петр Лебединцев. Именно по его докладу (с учетом предложений других членов комиссии) получили новые имена сразу около сотни городских объектов. Летом того же 1869 года подготовленный список был лично утвержден царем Александром II, посетившим Киев. Далеко не все эти наименования дошли до нашего времени. Однако такие известные поныне топонимы, как Софийская и Михайловская площади, Крутой спуск, улицы Ярославов Вал, Рогнединская, Предславинская, Межигорская, Дорогожицкая, Игоревская, Олеговская и ряд других появились на планах Киева из-под пера Лебединцева.

Увековечен кистью Врубеля

Облик почтенного протоиерея был настолько выразителен, что художник Михаил Врубель, работая над росписью Кирилловской церкви, решил писать именно с о.Петра одного из апостолов в композиции «Сошествие Святого Духа». Искусствовед Николай Прахов, знавший Врубеля, потом вспоминал: «По левую руку Богоматери, второй от нее, благообразный старец с длинной седой бородой – это кафедральный протоиерей Софийского собора П. Г. Лебединцев, археолог и историк, знаток Византии, высокообразованный человек».


Фрагмент композиции М.Врубеля в Кирилловской церкви «Сошествие Святого Духа на апостолов». Лик слева написан с П.Г.Лебединцева

Оглядываясь через 60 лет

Помимо научных публикаций, Петр Гавриилович оставил интереснейшие автобиографические заметки. Сохранились подготовленные им незадолго до смерти воспоминания о том Киеве, каким наш город предстал ему шестью десятилетиями ранее, когда юный Петр Лебединцев прибыл сюда впервые – поступать в семинарию. Он успел еще застать архаичный облик разных местностей – Печерска, Подола, Старого Киева. Вскоре они изменились до неузнаваемости...

Из заметок П.Г.Лебединцева о Киеве 1830-х годов:

«Старый Киев тогда представлял из себя не город, а деревню с кривыми и тесными улицами, без мостовых и тротуаров и какого-либо освещения, с плетнями вместо заборов, с дворами, в которых видны были маленькие домики, покрытые шалевкой и дранью, и сарайчики, покрытые соломой... Вся местность за Золотыми воротами – до самой Лыбеди – была полем, на котором росли кустарники глоду и шипшины (боярышника и шиповника – М. К.) и паслись городские коровы, а на овраги, на которых теперь Ботанический сад, сваливался навоз и городские нечистоты. На усадьбе, занимаемой ныне Университетом Св. Владимира, стоял большой сарай под соломенной крышей, в котором помещался провиантский магазин... Крещатицкая улица была застроена только до дома нынешней почтовой конторы (Крещатик, 26; дом не сохранился. – М.К.), в котором тогда помещались военные склады 1-й Армии. За этим домом не было никаких ни домов, ни изб; а застроенная уже часть Крещатика состояла из одноэтажных деревянных домов...

Ни Софийской, ни Михайловской площадей, ни скверов около них тогда не существовало. Софийская площадь была занята конюшенным митрополичьим двором, среди которого был колодезь... Между Софийской оградой и оградой конюшенного двора проходила ломаная, соответственно Софийской ограде, тесная улица, направлявшаяся к Андреевской церкви. Трудно было пробраться по ней в осеннее время к Софийскому собору, утопая в глинистой грязи»
.


Сохранившаяся в моей библиотеке брошюра Ф.Титова, посвященная памяти о.Петра Лебединцева

К этим кратким заметкам об о.Петре Лебединцеве добавлю отрывок из монографии «Забудова Києва доби класичного капіталізму» (2012), в подготовке которой я участвовал как соавтор и соредактор. Отрывок взят из раздела, посвященного правовым аспектам застройки Киева.

На початку 1879 року Святіший Синод своїм циркуляром уповноважив піклуватися про стан старожитностей у Південно-Західному краї Церковно-археологічне товариство при Київській Духовній академії. Це Товариство було засноване 1873 року (у 1901-му перейменоване на Церковно-історичне та археологічне товариство) й проголосило статутною метою «заботиться о сохранении находящихся в ведении епархиальных начальств древностей». Фахівці Товариства, серед яких можна назвати таких видатних дослідників церковної археології, як П.О.Лашкарьов, П.Г.Лебединцев, М.І.Петров, виконували обстеження древніх храмів, робили експертні висновки, готували рекомендації, якими (у разі схвалення Святішим Синодом) керувалися будівельники у ході ремонтно-реставраційних робіт.

Зауважимо, що наукові засади реставраційної практики у той час лише вироблялися, за істотної розбіжності у думках окремих фахівців. За приклад може правити оновлення зовнішнього вигляду Києво-Софійського собору, яке відбувалося у 1880-х роках. Спершу виникла потреба в улаштуванні мережі опалення собору, і кафедральний протоієрей П.Г.Лебединцев та єпархіальний архітектор В.М.Ніколаєв, вишукуючи канали для теплого повітря без втрат для стародавніх конструкцій храму, зупинилися на перебудові західної паперті, що вже була реконструйована внаслідок руйнування у XVII ст. При цьому виявилася можливість розкрити до первісного розміру західне вікно на хорах, що його пізніше частково заклали. Виконуючи ці роботи, будівельники віднайшли під крівлею собору вісім невеликих куполів доби Ярослава Мудрого із закладеними вікнами, захованих під дахом у ході пізніших перебудов. Спеціальна комісія Церковно-археологічного товариства у складі професорів О.О.Дмитриєвського, П.О.Лашкарьова, А.В.Прахова та архітектора В.М.Ніколаєва разом з протоієреєм П.Г.Лебединцевим запропонувала змінити покрівлю собору таким чином, щоб відкрити стародавні куполи: «Все означенные переделки, по отзыву комиссии, не нарушат древности, а напротив возобновят древний вид храма, что крайне желательно в археологическом отношении». В.М.Ніколаєв розробив відповідний проект, котрий, після схвалення митрополитом Платоном, був надісланий на розгляд Синоду.



О. Петр Лебединцев


В. Николаев

У Петербурзі пропозицію киян передали на експертизу відомих знавців російських старожитностей, академіків Ф.Г.Солнцева та М.В.Султанова. Експерти у своєму спільному відгуку від 18 листопада 1887 року цілком схвалили проектовані реставраційні перетворення. Разом с цим, вони зважили за потрібне додати: «Все предположенные переделки представляют собою лишь начало дела и далеко еще не возвращают храму его прежнего вида. Для того, чтобы возвратить Св. Софии ее первоначальный византийский облик, необходимо снять все надстройки и купола XVII и XVIII столетия. <…> Русское чувство глубоко оскорбляется тем, что противохудожественные по своему внешнему виду и чужеземные по своему происхождению польско-иезуитские формы доселе позорят одну из наиболее почитаемых святынь наших. Теперь, больше, чем когда-либо, пора сбросить это чуждое одеяние и вернуть Киевскому храму его древнее благолепие и прежний светлый облик».

Кафедральний протоієрей П.Г.Лебединцев, церковний історик і знавець старої української архітектури, на обговоренні цього відгуку в Київської духовної консисторії 7 січня 1888 року зауважив, що повне знищення всіх надбудов і веж XVII ст. із подальшим відтворенням візантійського вигляду собору вимагатиме величезних витрат, що на тих самих підставах аналогічну перебудову доведеться зробити й для Успенського та Михайлівського Золотоверхого соборів, але «отнятие этих вековых наслоений, составляющих в Лаврской церкви 2/3 здания, имело бы вид разрушения, которое произведет тяжелое впечатление на массу народа, не обладающую археологическими сведениями, но привыкшую считать эти церкви всецело древними в том виде, в каком их видят уже два века». Зрештою, він підкреслив: «Двухвековое существование надстроек Киево-Софийского собора есть тоже почтенная древность, и хотя в отзыве они названы польско-иезуитскими, но их строили московские мастера, испрошенные у царей Алексея Михайловича, Иоанна и Петра Алексеевичей, и своей архитектурой они мало рознятся от архитектуры тоговременных зданий в Московском Кремле».



Софийский собор в 1870-е гг.


Софийский собор. С открытки начала ХХ в.

Консисторія погодилася з думкою протоієрея Петра Лебединцева, тому проект реставрації, не зазнавши істотних змін, був височайше затверджений 8 червня 1888 року і невдовзі реалізований. Після цього Софія Київська в основному набула того зовнішнього вигляду, в якому існує дотепер.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments